Поиск по сайту
  • Главная
  • Партия
  • Документы
  • Стенограмма "круглого стола" Комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству: "Тенденции современной политической юриспруденции 2017 и далее: законодательство и судебная практика", 21.04.2017

Стенограмма "круглого стола" Комитета ГД по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству: "Тенденции современной политической юриспруденции 2017 и далее: законодательство и судебная практика", 21.04.2017

С Т Е Н О Г Р А М М А

 

"круглого стола" Комитета Государственной Думы

по экономической политике, промышленности,

инновационному развитию и предпринимательству на тему:

"Тенденции современной политической юриспруденции 2017 и далее: законодательство и судебная практика"

 

Здание Государственной Думы. Зал 1544.

21 апреля 2017 года. 11 часов.

 

 

 

Председательствующий. Уважаемые коллеги, буквально через пару минут начнём наш "круглый стол".

Пара технических нюансов сразу, в самом начале. Большая просьба - при докладах, вопросах включать микрофон, не забывать, потому что у нас будет и стенограмма вестись, и, соответственно, потом мы это всё выложим, естественно, во всех доступных группах, чтобы можно было и обсудить, и в дальнейшем продолжить дискуссию и офлайн тоже. Это первое.

Второе. Соответственно, так как у нас мероприятие совершенно открытое, пока особо, честно говоря, средств... действительно средств массовой информации не вижу, но они приглашены, во всяком случае, мне подтвердились, в какое время они придут, не знаю, "Коммерсант", "Известия", "Ведомости", в каком объёме они придут, я не знаю, и придут ли вообще. Но тем не менее мероприятие открытое, поэтому можно и фотографировать, и видеосъёмку вести, и, соответственно, записывать что-то.

А самая главная задача нашего "круглого стола", чисто технически, - это максимальная дискуссия. Да, то есть поэтому достаточно короткие доклады будут и реплики совершенно не возбраняются, можно задавать вопросы, активно участвовать.

Главное, что у нас общее время мероприятия, вот сейчас начнём, в ближайшее время, через две минуты, и до 1 часу 30 минут, чтобы вы понимали. То есть не кофе-брейков каких-то, не перерывов, не задержек никаких не должно быть, потому что следующая за нами группа товарищей уже в этот зал должна в 1 час 30 минут зайти, условно говоря, понимаете, да, поэтому ровно в 1 час 30 минут мы это помещение должны покинуть.

Соответственно, по предварительному плану. У нас десять докладов, за этот период, все доклады, ещё раз повторюсь, короткие, они будут посвящены самым разным и правовым проблемам, и околоправовым проблемам, то есть постараемся осветить максимальное количество аспектов выборных и прошедших кампаний, и, соответственно, в перспективе. Поэтому от вас, естественно, живое участие и вопросы, то есть не надо совершенно не смущаться, у нас мероприятие в этом плане достаточно такое внутреннее, все люди свои, главное тут активно поучаствовать в процессе и высказать коллегам свою точку зрения.

Вопросов никаких нет по технической части? Ну, отлично.

Собственно говоря, по репликам. На реплики, условно говоря, до двух минут, там будем по ситуации смотреть, а понимаю, что вначале все немножко ещё заторможенные, да, кто-то не проснулся, кто-то ещё в дороге едет, в голове, я имею в виду, у кого-то ещё в голове какие-то проблемы. Поэтому большая просьба, времени у нас мало очень, всего-то два часа, вы сразу включайтесь, не спите, пожалуйста, и активно обсуждайте, потому что если вы проснётесь к концу, и вы будете задавать вопросы, мы просто физически можем не уложиться. Всё в ваших руках, все вопросы.

Ещё раз повторюсь. У нас кроме фото- и видеосъёмки, текстовая трансляция - стенограмма будет, плюс, соответственно, вот если всё получится, у нас будет ещё и видеотрансляция прямая - Facebook, там, соответственно, всё это можно будет прочитать.

Поэтому, с одной стороны, задавайте все вопросы, а, с другой стороны, понимайте, что у нас всё это открытый формат, да, то есть каких-то таких закрытых вопросов, нюансов выносить сюда не стоит.

Всё. Спасибо. Сейчас ждём, собственно говоря, ещё ряд членов президиума, чтобы они могли вступительные слова произнести и открыть наше мероприятие официальное. Я думаю, это буквально там пару минут займёт. Сейчас уже начинаем. (Микрофон отключён.)

Итак, уважаемые коллеги, поздравляю с открытием нашего мероприятия - очередного "круглого стола". Ассоциация политических юристов, профессиональное сообщество "Юристы на выборах" и Российская ассоциация политических консультантов.

В первую очередь хочется, безусловно, пару слов сказать за огромную организационную и, собственно говоря, интеллектуальную помощь своим коллегам из партии "Родина", мы с ними давно сотрудничаем на всех мероприятиях профессиональных, без них бы мы это мероприятие организовать не смогли ни физически, ни интеллектуально, поэтому, естественно, хочется их поблагодарить, с надеждой на то, что мы продлим наши отношения ещё на долгий очень период, и будем ещё неоднократно устраивать мероприятия, может быть, даже и регулярно, и, в том числе, и выезжая в регионы.

Вот в связи со всем этим и в связи с тем, что у нас мероприятие достаточно, на мой взгляд, уже более высокого уровня, чем все предыдущие, но с учётом места проведения, приглашённых лиц, хочется предоставить слово представителю партии, которая, собственно говоря, нам во всём этом помогала, депутату Государственной Думы, который скажет вступительное слово к нашему мероприятию и откроет, собственно говоря, наш "круглый стол".

                   . Спасибо, Алексей Анатольевич.

Я ещё раз приветствую всех!

Из зала. Роман Геннадьевич.

                   . Ой, извините... Роман Геннадьевич, да. А где у нас Алексей Анатольевич? Да. Спасибо большое.

Я всех приветствую, коллеги! И благодарю за то, что вы пришли сюда.

Хочу сказать о следующем - о том, что каждая наша выборная кампания, она, как правило, связана с корректировкой законодательства. И, как вы знаете, оно действительно корректируется. Вот каждые пять лет мы... Ещё ни разу не было так, что вот сделали законодательство, - и по нему, в общем-то, работаем. Всегда оно корректируется и корректируется, надо заметить, иногда достаточно существенно. И сразу все подстраиваются под него там, пытаются в той или иной степени адаптировать под выборные технологии, и это на самом деле не всегда получается.

Я уж не говорю о том, что это, вообще, федеральное законодательство. А в регионах, там вообще творится... Ну, каждый - во что горазд, просто каждый - во что горазд.

Мы знаем, что у нас тут - то по спискам, то по мажоритарной системе, то по смешанной, и так, и так... В регионах вообще происходит, на мой взгляд, такая, если хотите, юридическая вакханалия. И если на самом деле говорит федеральный законодатель о том, что нужно использовать, ну, допустим, там 5-процентный барьер... Если муниципалы... Если муниципальные выборы проходят и какая-то партия там, даже не парламентская, получает 5 процентов по спискам, то они дальше не собирают подписи в регионе, в том числе и на... в заксобрание. Они пользуются этим, как хотят.

На сегодняшний день эта норма вообще уничтожена. Она... Например, если мы берём там про партию "Родина", она в Приморье, где там Миклушевский... Мы прошли в двух муниципальных... В двух муниципалитетах преодолели 5-процентный барьер. Они просто берут и отменяют эти выборы. Изменяют законодательство и убирают вообще на самом деле там списочный состав, и остаются только мажоритарные. Тем самым просто выполнить эту норму невозможно.

Если мы говорим, например, о Рязани, где... Наш список вообще снесли с выборов по одной простой причине. Допустим, законодатель сказал, что нужно указывать иностранное имущество в своих декларациях. Слушайте, все указали и напротив иностранного имущества поставили прочерки (ну, у кого его не было). Так нас за это сняли, потому что надо было писать слово "нет". Мы подали в суд. Прошли все там... Я не помню, Верховный...

Из зала. Верховный...

                   . До Верховного Суда. Верховный Суд сказал: да. это страшное нарушение вообще.

Из зала. Понятно.

                   . Да. Это очень страшное нарушение - прочерк вместо слова "нет". Ну, вот мы доходим до такого абсурда, что дальше уже говорить о том, что у нас есть совершенство законодательства какого-то избирательного, не приходится.

И я убеждён в том, что мы должны вырабатывать критерии этого избирательного законодательства, должны хотя бы чёткие правила игры... Если их не будет, то сегодня любой чиновник, который вмешивается в выборное законодательство... Это норма, это естественный процесс. Если мы говорим о том, что всё-таки у нас должно быть такое законодательство, где должно быть волеизъявление народа, - ну, да, это важно. Сегодня это законодательство к волеизъявлению народа имеет очень опосредованное отношение. Да, оно, наверное, может быть, но это в случае доброй воли самих региональных чиновников.

Такого быть не должно. Говорить о том, что мы не должны об этом говорить, тоже невозможно. Мы должны говорить и должны говорить в стенах именно этой Государственной Думы. Мы должны с вами выработать такие механизмы и такие критерии, которые лягут в основу действительно наших законов и которые будут выводить нашу страну именно на тот уровень, который, на самом деле, будет на уровне мировом.

Сегодня Избирательная комиссия, с которой мы тесно работаем и, прежде всего, Памфилова, она, в общем, нацелена на это. Мы подали все свои предложения, не хочу на них сейчас акцентироваться, наверняка это мы будем обсуждать в ходе "круглого стола", но не только мы не будем ждать, пока Избирательная комиссия сама там что-то сформулирует, внесёт какой-то законопроект или президенту доложит, мы должны сами это делать. Убеждён в том, что у нас есть на это возможности и силы. Главное, что приложить сюда свой сейчас интеллект.

Мы это сформулируем, мы это сделаем так, чтобы наши предложения легли в основу законодательного процесса. Убеждён в том, что сегодня будут высказаны именно те мысли, сформулированные именно такие постулаты, которые мы сможем использовать в своей работе.

Давайте, как говорится, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Вот мы по этому принципу идём, и я убеждён в том, что мы сможем это сделать.

Поэтому я хочу пожелать всем такой плодотворной работы и хочу заверить, что каждая высказанная здесь мысль, она будет нами тщательно проанализирована и несмотря на то, что я пока, во всяком случае, представляю партию "Родина" в единственном числе в Государственной Думе, уверяю вас, что есть те механизмы, по которым нас слышат. И надо заметить, что разумные доводы, все разумные доводы, конечно, слышатся. Я убеждён, что мы сможем их воплотить в жизнь. Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо огромное.

Надеюсь, действительно, у нас дискуссия будет содержательна. И, в свою очередь, как наших давешних партнёров хочется пожелать удачи во все выборах, собственно говоря, и все – и электоральные юристы, и специалисты других политических профессий с большим удовольствием всегда будут помогать… и сотрудничать, и на выборах, и в различных мероприятиях, которые мы будем проводить.

Сейчас я бы хотел предоставить слово совсем недавно избранному президенту, новому президенту Российской ассоциации политических консультантов, специалисту-политтехнологу, достаточно известному на рынке, мягко говоря, для того, чтобы…

                   . Пожестче…

Председательствующий. Пожёстче можно говорить? Хорошо. Обязательно.

Человеку, который, надеюсь, сотворит чудо и Российская ассоциация политконсультантов приобретёт новые горизонты своего развития, и, собственно говоря, весь рынок, в том числе, благодаря этому получит новый толчок для своего развития.

                   . Коллеги, добрый день!

Извините, пожалуйста, за то, что я опоздал, жизнь так получилась у меня сегодня. Да, Алексей, спасибо большое.

Я после вашей эмоциональной речи всегда… очень мне сложно выступать, потому что вы говорите очень важные слова и наполняете их такой окраской, которая в общем создаёт ощущение большой важности того, о чём вы говорите. И это действительно так, то, о чём мы сегодня говорим: юридическое сопровождение нашего избирательного процесса, вообще политических процессов – это вещь серьёзная, противоречивая, вы сами это лучше меня знаете. Мы действительно сейчас берём курс на легализацию не только там нашей профессии, как политконсультантов, политтехнологов, но и легализацию всего процесса, связанного с избирательными действиями.

Позавчера у нас была встреча с Эллой Александровной  Памфиловой, нас очень обрадовало то, как она с нами общалась. Была и заинтересованность в нашем мнении. Она делилась своими ощущениями, предположениями и мыслями. И есть такое чувство, что вот в наших с вами действиях, связанных с юридическим оформлением, юридическим сопровождением начинают происходить какие-то важные сдвиги, и мне-то в общем сейчас… Я не специалист по юридическим вещам, и мне будет больше интересно слушать вас, чем говорить, поэтому я на этом закончу своё краткое приветствие и пожелаю вам плодотворной, интересной работы. Буду очень внимательно слушать то, что вы говорите. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

Несмотря на то, что многие коллеги категорически не любят электоральных юристов, знаю таких поимённо. Они в чёрном списке, мы их помним, мы их знаем.

Среди них очень уважаемые на рынке Андрей Богданов, который критически, мягко говоря, относится к электоральным юристам, но тем не менее при всём при том мы прекрасно понимаем, что в сотрудничестве с политтехнологами, с политконсультантами это очень важная составляющая всей деятельности на выборах в избирательных кампаниях, и, собственно говоря, всего юридического сопровождения. Без этого выжить, прожить и рационально построить стратегическое развитие избирательных компаний и, собственно говоря, нашего рынка, невозможно.

Вот в связи с этим хочется предоставить слово тоже одному из членов нашего сегодняшнего президиума, специалисту мирового уровня, я бы сказал тоже, человеку, который достаточно давно помогает нам организовывать мероприятия и лично, и опосредованно, и, который расскажет о том, чем он достаточно давно занимается, то есть партийным строительством в самых оживлённых и, я думаю, в самых эмоциональных красках тоже. Володя, слово тебе.

                   . Спасибо, Роман Геннадьевич.

Я расскажу, начну с короткой притчи. Я однажды работал в Республике Сербия, и, общаясь в процессе с людьми, а они немножко корректировали там избирательное законодательство в преддверии выборов, и это вызывало категорическое отторжение вот у этого славянского народа, и они были искренне удивлены, что у нас избирательная кампания прямо без юридического сопровождения просто невозможна, ну вот на масштабном страновом уровне это просто невозможно. Они же при этом говорили, да как, какая разница, я же вот тут, пришёл, с людьми пообщался и так далее.

Но в этом есть, в общем-то, какая-то доля этой позиции, и я тоже разделяю, Роман Геннадьевич, и многократно вам об этом говорил, что существует, конечно, такой набор параметров юридически важных, по вашему мнению, но при этом электорально абсолютно бессмысленных, да, и которые ведут, в конечном итоге, там, вне участия в выборах списка или кандидата и так далее.

Но я  расскажу ещё немножко о другом. Как представитель партии "РОДИНА", хочу отметить один важный момент, что у нас прошло 5 лет с момента партийной реформы, да, когда партий вдруг резко стало там из 7, превратилось там в 74, по-моему, которые сегодня имеют право участвовать в выборах, да, и плюс ещё там 4, которые там находятся в процессе вот этого оформления - переоформления.

И короткий слайд покажу, и начну с выводов на самом деле, чтобы быть кратким.

Можно слайд. Как показала практика, в 2012 году прошли учредительные съезды всех политических организаций, которые в дальнейшем в течение там последующих пяти лет так или иначе, демонстрировали какой-то активный рост, какое-то активное участие в избирательном процессе, и, как апофеоз этого, я считаю, что приняли участие в выборах в Государственную Думу без сбора подписей.

Да, норма была такая критичная, один списочный мандат в любом Законодательном Собрании, но тем не менее всего 14 партий политических, то есть, у нас количество легальных политических партий, имеющих право участвовать в выборах в Государственную Думу, удвоилось, но за один год, за первый год реформы. Остальные последующие годы реформы, они, единственное, вот уже дали просто простор для фантазии, там партия казаков, там ветеранов, "Добрых дел", "Семьи (чего-то), Труда, Весны", и "Возрождение Аграрной партии России", как отдельная партия, ну и так далее.

Поэтому, на мой взгляд, реформу можно было сворачивать уже в 2012 году, и, по большому счёту, и у нас весь демократический процесс ничего бы от этого не потерял.

Поэтому следующий слайд. Что касается критериев работы.

Партии по-разному подошли там, вновь организованные либо существующие там с начала 90-х годов, к принципу партийного строительства. Мы, как партия "РОДИНА", мы пошли вниз, пошли вниз и снизу начали формировать депутатский корпус, в первую очередь, поэтому там сегодня по этому показателю мы номер один среди партий вновь организованных, так назовём. А некоторая часть партий осталась в режиме некого там имиджевого брендового проекта, который там сиюминутно от выборов к выборам, так или иначе, решает какую-то там политтехнологическую либо там идеологическую задачу.

Следующий слайд. Момент возвращения сбора подписей, а этот момент наиболее важен для нас, как партии, которая не освобождена от сбора подписей, был сопряжён с таким подарком в виде льгот, которые партия может наработать себе в результате участия там в муниципальных, региональных выборах. Но так получилось, что, естественно, в нашем избирательном законодательстве, это вы знаете лучше меня, шаг вперёд, там два шага назад.

Это всё так или иначе нивелировалось региональным законодательством, которое, в конечном итоге, три льготы, которые мы получаем в результате участия списка партии, они уже, по большому счёту, совершенно неактуальны. Во множестве субъектов Федерации выборы в муниципалитетах сведены к исключительно мажоритарной системе, либо как в Москве, например, там мажоритарная там, пятимандатные округа и так далее. И получить фактически хоть какой-то профит от участия в муниципальных выборах, кроме того, что там стать лучшей партией по количеству муниципальных депутатов, уже не представляется возможным.

В ОМСУ вообще отдельная история, все льготы, которые там существуют, они сосредоточены в режиме мажоритарных выборов, но так или иначе мы этим пользуемся, мы там льготные в Кургане, например, на довыборах получили одномандатники и сегодня там на выборах в Курганскую гордуму освобождены от сбора подписей. Но при этом в целом на Курганскую область мы ничем серьёзным не обладаем. И наша регистрация или нерегистрация, она всецело зависит от доброй воли там внутренней политики региональной либо губернатора, либо чего-нибудь такого, о чём я не знаю.

Следующий слайд.

Что касается итогов выборов в Государственную Думу для партии "Родина", безусловно, считаю победой стало избрание председателя партии "Родина" по одномандатному округу в Государственной Думе, но при этом Регламент Государственной Думы даёт чётко понять, что депутаты, избранные по одномандатным округам, не являются непосредственными представителями этих партий в Государственной Думе. Тут возникает лёгкий казус, но с точки зрения там потенциальных шансов и возможностей для партийной системы, есть хотя бы какая-то переговорная база. Мы и пригласили представителей Гражданской платформы, которые тоже имеют… лидер партии, который тоже имеет мандат депутата Государственной Думы. И надеемся, что наше мнение, наша позиция по этому вопросу будет услышана экспертным и юридическим сообществом.

Следующий слайд.

Как мы видим, прогноз на развитие политической системы. Политические проекты будут укрупняться, они будут сливаться в какие-то более такие сложные конгломераты, естественно, отсутствие блоков, но это может быть не настолько важно, но тем не менее тот пассианарный порыв, который заставил людей создать, помимо семи существующих партий, ещё там 65 партий непарламентских, конечно, его нужно направлять в системное русло, в противном случае мы с вами получим ещё порядка 30 сильно оппозиционных, региональных, местечковых, но лидерских партий, с которыми так или иначе власти придется считаться в случае сложных времён.

Поэтому разумным вариантом мы видим укрупнение политических проектов вокруг нескольких ядер. И, естественно, было бы серьёзным плюсом, если бы эти ядра объединения обладали бы хотя бы подписной льготой на участие в выборах в муниципалитетах, а заксобраниях и на федеральном уровне.

Понятно, что Минюст и ЦИК тоже не дремлют, и законодательство, которое предъявляется… требования, которые предъявляются к политическим партиям, достаточно жесткие – это и трёхлетние проверки, и сейчас возможные там законы… возможное вступление в действие закона об обязательном аудите политической партии, если там расходы превысили какой-то объём и так далее, то есть количество партий будет уменьшаться, вопрос: куда вот это пассионарная часть населения у нас уйдёт?

И всё-таки мы искренне надеемся и мы все силы прикладываем для этого, что будет изменено условие допуска на выборах – либо расширение количества льгот, либо предоставление там отдельным политическим игрокам, в том числе партии "Родина" или, в том числе, Гражданской платформе, или, в том числе, тем 14-ти  партиям, которые в целом участвовали в выборах в Государственную Думу, каких-то обязательных, дополнительных, но назовём это не льгот, а новых форматов выдвижения и регистрации на выборах.

Следующий слайд.

Из того, что мы предлагаем. Мы предлагаем, что если есть депутат в Государственной Думе и партия набрала более половины процента от общего числа избирателей либо от всего на выборах полпроцента, потому что полпроцента, я напомню, это то количество сбора… то количество подписей, которое необходимо собрать для регистрации политического списка.

И есть вот такая норма, придуманная нами опять же. Пресловутый муниципальный фильтр. Я считаю, что отменять или не отменять, наверное, это не вопрос партии "Родина", это больше вопрос к регионам, которые так или иначе участвуют в губернаторской кампании.

Но я считаю, что сам критерий вот муниципального фильтра (это общее количество глав и депутатов, существующих в регионе), его можно переложить, в том числе на политические партии. Если у партии есть в регионе полпроцента от числа (вот этого общего объёма) муниципальных представителей, то я считаю, что партия, естественно, тоже должна быть освобождена от сбора подписей там, внутри региона. Так мы говорим, что есть федеральная льгота, которая привязана там к итогам выборов в Государственную Думу, и есть региональные льготы, которые хоть как-то отражают текущее региональное законодательство и, в частности, отсутствие списков.

                   . Я (одну секундочку!) добавлю, может быть, для понимания.

Смысл в чём? Вот почему мы говорим о сборах подписей? Чтобы не было вот такого, как в Рязани, когда там прочерк, и снимают всех вообще...

                   . Или в Новосибирске.

                   . Да, или в Новосибирске. Когда человек приходит и говорит: вот я подписал, это моя подпись. А они говорят: не знаю, вас в списке ФМС нет, до свидания. То есть, ну, вот до такого абсурда доходит.

Так вот, если мы посмотрим, сколько всего вот по выдвижению нужно собрать подписей по всей стране, это получится... Вот во всех регионах мы выдвигаемся и собираем подписи. Это примерно 500 тысяч. Мы набрали 800 тысяч на выборах в Государственную Думу, то есть мы преодолели этот барьер с большим запасом. Но тем не менее мы не пользуемся ничем. Это вот исходя из логики вообще этой конструкции. Она вообще отсутствует.

Ну, вот... Да, такое короткое дополнение.

Спасибо.

                   . Спасибо.

Ну, в целом я закончил. И вот в качестве как бы нашей позиции обозначенной вот я предложил...

Спасибо большое.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, вот я воспользуюсь своим правом модератора и задам вопрос, а потом предлагаю тоже активно задавать вопросы.

У меня сразу к нашим уважаемым помощникам по организации, буквально главным организаторам есть такой вопрос - по перспективам. Что будет в этом электоральном сезоне? Будете ли привлекать электоральных юристов? Это первое.

И что там про март 2018 года? Очень меня интересует, когда всё начнётся. Уже хочется...

                   . Начну со второго в таком случае. Если вас так заботит март 2018 года, то хотелось бы понять, кто из ныне присутствующих, ныне живущих электоральных юристов будет готов, так или иначе, вступать в серьёзные судебные тяжбы там против кандидата от власти, например, либо против каких-то оппозиционеров. И требовать там: ребята, у вас тут прочерк, мы требуем там снять человека с выборов. Это что касается 2018 года.

Что касается наших планов по работе в регионах, ну, есть там ряд избирательных кампаний, где мы освобождены от сбора подписей. Мы там уже активно работаем. Безусловно... В существенном количестве избирательных кампаний (там, где мы будем ресурсно обеспечены, чтобы обеспечить вам хлеб, кров, так сказать, ночлег) мы, безусловно, будем привлекать электоральных юристов. Это первое.

Ну и второе. У нас в партии тоже достаточно... Так мы, ну, воспитываем... И вы помогаете в воспитании и в обучении наших партийных инфраструктурных юристов. Поэтому... Слушай, ну, как всегда мы сотрудничали, так я думаю, что и продолжим, но только эффективнее и сильнее.

А что касается выборов, ну, безусловно, там... Муниципалка в Москве будет достаточно интересная. В Удмуртии мы освобождены от сбора подписей на закс... там. Ну, как-то поиграем... Будет он уверен, что... Интригу-то мы создадим как минимум. И, возможно, губернаторские выборы, в том числе и в Севастополе...

Председательствующий. После такого ответа хочется сказать: это прекрасно, это очень вдохновляет и внушает надежды.

Так, вопросы.

Максим Анатольевич, давай ты.

                   М.А. Мне очень понравилась идея... Последний слайд можно вернуть или нет уже возможности?

Из зала. Да-да, последний.

                   М.А, Нет, последний.

Мне очень понравилась озвученная идея (я никогда не думал в этом направлении) по использованию муниципального фильтра как критерия допуска для избирательного объединения к участию в региональных выборах. То есть освобождение от сбора подписей.

Вот эта вот проблема муниципального фильтра, она постоянно обсуждается, но вот, если честно, первую конструктивную вещь, которая позволяет, кроме тех плохих моментов, которые несёт муниципальный фильтр, получить ещё хорошие, вот я увидел только сегодня. О том, что если есть определённый допуск, вот если есть количество депутатов, которое обеспечивает прохождение этого муниципального фильтра, то это может быть отдельным основанием для регистрации. Да? То есть поддержка избирателей.

А можно вопрос вот в связи с этим? В каких субъектах у партии "Родина" есть вот эта квота?

                   . Смотрите, у нас в Самарской области 31 муниципальный депутат, при этом ни одного списочного мандата, мы не освобождены, это больше 1,5 процента.

В Пермском крае, по-моему, там 10 с небольшим. Это тоже близко уже к вот этому 0,5 процента. А в Пермском крае отсутствуют муниципальные выборы по спискам. То есть, у нас нет иного способа. Ну, есть там, ряд регионов... Нет, в Архангельске у нас, вообще, ну, общая льгота в целом в регионе. Она включает в себя, то есть мы там, набрали полный перечень. Ну, есть такие регионы, где мы количественно представлены достаточно серьезно и мы перескакиваем этот фильтр. Но, к сожалению, не обладаем никакими льготами, тем не менее. 

Председательствующий. Коллеги, еще вопросы есть?

Пожалуйста.

                   . То есть я правильно понимаю, что предлагаемые изменения заточены под партию "Родина" конкретно или есть еще выгодоприобретатели?

                   . Ну, там можно посмотреть табличку, согласно которой были "Патриоты России" из такого серьезного представительства в муниципальных регистратурах. "ЯБЛОКО", так или иначе, они всё равно вынуждены, видимо, участвовать там, в муниципалке. "Коммунисты России". Если не рассуждать, естественно, мы предлагаем в той форме, которая, безусловно, выгодна нам. Извините, безусловно, мы могли бы подтопить немножко "За ПАРНАС", но, к сожалению, там, вообще, никакой фактуры нет. Поэтому вынуждены как-то системно, но предлагать те критерии, которые можно говорить.

 Ну, итоги выборов в Государственную Думу опять же, да, то есть эти полпроцента, пресловутые полпроцента от числа избирателей, которые уже набраны партией, я считаю, что можно ввести единственным критерием без учета кандидата там, депутата в Государственной Думе. Но тут уже, так сказать, на вкус законодателей. Мы предлагаем и мы говорим, что это было бы, на наш взгляд, объективно. Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, еще вопросы?

Журавлев А.А. Я вот два слова добавлю по поводу там, партии "Родина". Ну, вопрос не только в партии "Родина". Мы готовы любые другие критерии, просто никто ничего не предлагает в этом отношении. Все говорят: давайте отменим вот сбор подписей и введем залог. Ну, вот это единственное. Мы за, пожалуйста. Но вопрос в том, что давайте любые, вот мы предлагаем самые как бы достаточно, на наш взгляд, чтобы властьпридержащие, они чуть подвинулись. Ну, так, вот раз и чуть подвинулись. И тогда нормально, хотя бы можно вздохнуть. Все остальные предлагают, чтобы они вообще освободили площадку. Ну, этого не будет. Я вам говорю, вот там, письмо есть, вот у меня на кабинете написано: там, партия "Родина". Понимаете, это лично Председатель Государственной Думы вызвал управделами и сказал, не буду говорить, что. И после этого только написали. А на электронных носителях, когда я выступаю, вот вы все, кто-нибудь выступает, написано: "ЕДИНАЯ РОССИЯ" там, КПРФ и так далее. У меня написано просто Журавлев Алексей Александрович, всё. Они даже партия "Родина" написать не могут. Потому что написали, что я не являюсь представителем партии. А представителем кого я, тогда являюсь? Если меня партия выдвигала, я шел под лозунгами партии, со всей агитационной продукцией партии, со всей полностью. Кого я являюсь тогда? Ну, просто сам себя, как они считают.

А надо всего лишь большинству Государственной Думы принять, что да, ну, вот существует, как сказала Избирательная комиссия у нас не четыре партии представлено Государственной Думой, а шесть, но они, даже на это не идут. А вы говорите, что они пойдут там, на что-то еще, там, на какое-то большое. Мы же, когда уже начинаешь с главой дружить, вы отступите, давайте их там, сдвинем на полметра. Уже нормально. Потом еще отвоюем что-то. Все остальные предлагают заточку не под партию "Родина", да для нас это вообще шикарно. Да, любые другие критерии для нас будут прямо вот так. Мы прямо сразу за обеими руками. Но думаю, что вряд ли.

                   . Алексей Александрович, а вот смотрите, мы первый раз встречались по вопросу обсуждения перспектив, изменение избирательного законодательства, если я не ошибаюсь, на клубе конкурентов, да, поднимался этот вопрос. Потом было некое собрание на базе юридической службы, аппарата партии "Родина", где тоже было предложено представить какие-то идеи.

И, собственно, у меня вот вопрос в том, что идеи-то озвучивались. А на сегодняшний день от лица партии "Родина", может быть, от лица каких-то сообществ, с той же "Гражданской платформой" какие-то проекты закона вносились? Потому что, если честно, ориентируясь на те тезисы, которые звучали на базе партии "Родина", её мероприятий и ориентируясь на то, что сейчас есть в проекте корректировки избирательного законодательства, там ничего нет из того, что мы обсуждали на партии "Родина". То есть все замечательные эти общения с Эллой Александровной, наверное, это здорово, позволяет наладить хорошие отношения, но это только хорошим отношением и заканчивается. Живой какой-то законопроект, вот он представлялся партией "Родина" или нет?

Журавлев А.А. Ну, смотрите, законопроект был, конечно, разработан, естественно, но вы все юристы, вы знаете, как проходят законопроекты в Государственной Думе. Это не то, что мы разработали законопроект, внесли его, и раз – сразу проголосовали. Это профильные комитеты, заключения правовых управлений, это заключения профильных ведомств, правительства, ну, в частности, Центральной избирательной комиссии. Так вот, с топора, прямо вот здесь, сразу начинается.

                   . (Не слышно.)

Журавлев А.А. Ну, представлены не законопроекты, а представлены критерии этого. Вы же поймите, что законопроект можно разработать какой угодно, он же не пройдёт. Нужно представить такой законопроект, который сработал бы. Да, мы с вами сейчас обсуждали и тогда, и сегодня обсуждаем критерии этого законопроекта. Больше того, я убеждён, что можно просто для пиара его внести. Но это же не имеет никакого смысла. Вот я по таким законопроектам уже наспотыкался знаете сколько.

                   . ...а если ничего не делать...

Журавлев А.А. Нет, а что значит – мы ничего не делаем? Вот в чём и дело-то. Почему мы решили вас собрать, и спасибо, коллеги на это дело откликнулись. Сегодня есть достаточно проработанный нами с точки зрения лоббизма механизм, как этот закон чётко разработать, чтобы он пошёл. Вот этот механизм проработан на сегодняшний день. У нас созрела Центральная избирательная комиссия, что раньше не было вообще даже близко в этом отношении.

И у нас сегодня подготовлен документ, вместе с Шайхутдиновым мы сделали его, такой интересный документ, ну, может, его озвучат, я не знаю, сегодня, который позволяет нам надеяться на то, что это будет не просто внесённый законопроект, которых там достаточно много, например, ЛДПР, чтобы мне не ошибиться, то ли десяток у них законопроектов по изменению законодательства, или больше. И что? Ну, будет ещё один новый, такой же, рядом с ними лежать. Чтобы принять закон или пропиариться – это разные вещи.

И я уверен в том, что эта тема назрела, и она будет решаться. Мы же не просто так. Раньше мы обсуждали это на базе действительно только партий, сегодня мы это обсуждаем уже на межпартийной такой площадке в Государственной Думе. Вот у нас есть всё-таки надежда на то, что мы это дело изменим. Но вопрос тут даже не столько в партии "Родина". Я же ещё раз хочу сказать, что здесь нам бы хотелось услышать не только наше мнение внутрипартийное, именно как вы смотрите на всё это законодательство с точки зрения вообще внешних таких электоральных юристов. Вам они тоже известны и знакомы, и это очень важно.

Председательствующий. Спасибо огромное, Алексей Александрович, что так сдержанно ответили на острые вопросы Максима Анатольевича. Он известный провокатор, хорошими вопросами он славится.

Коллеги, вот тут прозвучала фраза, что мы пойдём другим путём. Это, конечно, блестяще, особенно с учётом того, что назревает у нас 22 апреля, день рождения всем известного политического вождя и учителя всех народов Владимира Ильича Ленина. Собственно говоря, вот мы когда планировали проводить наш "стол", я колебался между двумя датами, к которым привязать наш "круглый стол": либо к дню рождения Владимира Ильича Ленина. День рождения второго человека, как говорится, вспоминать в нашей стране не принято, да и, собственно говоря, у меня и желания не было особого, я имею в виду, конечно, Шикльгрубера товарища по кличке Адольф Гитлер, да, 20 апреля который родился, я про то, что сегодня, собственно говоря, тоже праздник - День органов местного самоуправления в Российской Федерации. Собственно говоря, вот между этими двумя датами колебался, и решил не особо выбирать, а привязаться к обеим датам. Поэтому у нас, собственно говоря, "круглый стол" приурочен к этим двум замечательным датам, с чем вас, собственно говоря, и поздравляю.

                   . (Не слышно.)

Председательствующий. Ну, собственно говоря, Владимир Ильич Ленин был привязан очень к юридической профессии, насколько я помню его профессиональную, он был помощником присяжного поверенного, то есть помощником адвоката часть жизни своей.

Вот в связи со всем этим я хочу передать слово для доклада, для рассказа очень интересного, надеюсь, человеку, который, собственно говоря, участвует во всех наших профессиональных мероприятиях не первый день, выдвигает всегда очень острые вопросы, также как Максим Анатольевич выше упомянутый, рассказывает очень интересно, блестяще о самых глубоких проблемах, которые сейчас существуют на рынке, и который всегда, в каждый свой доклад включает немножко инсайдерской информации, в том числе и от Центральной избирательной комиссии. Вот надеюсь, что-то, какой-то инсайд сегодня от него тоже будет и в этом направлении. Может необязательно от Центральной избирательной комиссии, но каких-то других организаций, не менее загадочных и интересных.

Итак, Гарегин Николаевич Митин.

Митин Г.Н. Спасибо.

Я полагаю, в этот раз я решил отказаться от привычного формата и поговорить о вещах, которые уже есть для всех присутствующих, для людей, но законодательство их, как правило, не видит.

Конечно, значительный объем политического законодательства составляет законодательство о выборах, и на примере последнего можно как раз показать это соотношение права с новой реальностью, при условии, конечно, что позитивное право, оно всегда следует за общественным отношением, а не предваряет го.

Году эдак в 2013-м профессор Вениамин Евгеньевич Чиркин на одном из обсуждений, организованных Центральной избирательной комиссией Российской Федерации, констатировал, что мы ограничены выбором из двух избирательных систем и их комбинаций. И ничего нового наука, в общем-то, не придумала.

Но и внутри, внутри этих двух избирательных систем (мажоритарной и пропорциональной) все остальные, все остальные формы в международном масштабе, это только комбинации. Выдвигается один кандидат - выдвигается список.

Внутри этой системы можем наблюдать круговорот институтов. Если мы посмотрим, все законопроекты, которые когда-либо вносились, а главное, которые приняты, то у нас институты меняются, одни и те же, досрочное голосование - то приходит, то уходит, голосование "против всех" сначала было, потом убрали, сейчас опять восстановили на муниципальном уровне, глядишь, и на выборах депутатов Государственной Думы появится. Теперь вот взялись за открепительные удостоверения, которые собираются убрать, хотя в свое время их принимали с особым боем.

Круговорот имеет место и в федеральном законе о политических партиях, когда поступательно повышался минимальное число членов политической партии, а затем резко упало до 500.

Наблюдаемое явление, оно обусловлено не столько научной стагнацией, сколько, скорее всего, отсутствием долгосрочной стратегии развития политического законодательства.

В этих условиях законодательством пытаются залатать организационные и технологические просчеты. Подлинные же изменения носят скорее точечный и ситуативный характер. А вот новые явления, как правило, исключаются из внимания законодательства. Некоторые же из них усложняют и нерешенные старые проблемы.

К чисто правовому явлению, игнорируемому политическим законодательством, я бы отнес расширение действия принципа соразмерности, который в самом общем виде означает сопоставимость правовых средств поставленным целям. Именно правовым целям.

Для политической юриспруденции характерно придерживаться оправдания используемых средств политической целью, сводимой к получению доступа к ресурсу власти или сохранению самой власти.

Цель оправдывает средства. Наиболее видна вот в избирательном как раз праве, в делах об отказе в регистрации или отмене регистрации, когда мы ищем любую мелочь, могущую послужить достаточным основанием.

Принципа соразмерности... Можно слайд третий уже? Я забыл совсем про них. Даже дальше ещё. Вот, отлично. Это принцип соразмерности у нас. Принципа соразмерности в законодательстве нет, о чем в свое время вот сказал Верховный Суд Российской Федерации, ещё 2003 год, там как раз позиция указана. Однако Конституционный Суд Российской Федерации придерживается этого принципа в случаях массовых отказов.

Первый раз этот принцип выстрелил в 2000 году, когда Конституционный Суд высказался по поводу недопустимости отказа в регистрации федеральному списку кандидатов в случае выпадения части региональных групп.

Второй раз он высказался уже в текущем году в отношении как раз недопустимости отказа в регистрации... точнее в заверении списка кандидатов-одномандатников вследствие нарушения оформления данного списка.

Но слава богу, выводы Конституционного Суда не угрожают принципам политической юриспруденции, поскольку, во-первых, касаются конкретных обстоятельств, а во-вторых, этого принципа как не было, так и нет в избирательном законодательстве.

Однако это правовое явление, которое фиксируется хотя бы правоприменительной практикой, судебной практикой. Другое дело – новые технологии, обойденные правоприменительной практикой и законодательством.

Следующий слайд, замечательно. Так, по официальному сообщению Росфинмониторинга, ещё в 2014 году криптовалюты находятся вне правового поля, хотя в действительности они уже используются и для расчетов, фиксировать которые затруднительно, прямо скажем, даже невозможно, о чем говорило мне Управление МВД по городу Москве. Допускаю, что можно как-то это делать, но тогда другими службами.

Это открывает широкое использование криптовалют в теневом, в том числе, зарубежном обеспечении избирательных кампаний. Однако о каких криптовалютах может идти речь, вот, пожалуйста, знак вопроса, если избирательные комиссии не в состоянии оценить стоимость агитационного материала? Хотя методики соответствующие имеются. Вместо самостоятельной оценки используется сложная схема с пересыланием материалов в Федеральную налоговую службу, которая как раз является, так сказать, разработчиком и хранителем этих методик. Начиная от Центральной избирательной комиссии, главной, организующей, заканчивая избирательными комиссиями муниципальных образований и ТИКами, на всех этих уровнях специалистов в комиссиях нет, есть только там единичные проявления, но это не закономерность.

Следующий слайд. Предвыборная агитация перешла в сеть Интернет, заняв не только сетевые издания, но и иные сайты. Однако от Интернет-агитации мы уже тихо переходим к агитации в телеграмм-каналах, ну или в мессенджерах так называемых. Этого вообще нет в законодательстве. Они тоже, мессенджеры и телеграмм-каналы лежат вне правового поля. Законодательство молчит об этом.

Сетевые технологии дают толчок также к развитию и к использованию ранее существовавших правовых институтов. К примеру, всенародные обсуждения, которые, к слову, имеют место в Регламенте Государственной Думы. Однако этот отличный инструмент легитимации, он, кстати, использовался в Советском Союзе, например, по проекту Конституции 1977 года в них участвовало 129,4 миллиона советских граждан. И это при отсутствии Интернета.

Технология какая, какой она дает эффект именно пропагандистский? Речь не идет о том, что мнение этих граждан никого не интересует, и не интересовали в Союзе. Главное – эффект, воздействие самой технологии на граждан.

Пожалуйста, у нас этого ничего нет, хотя, например, современные ситуации – это разработка конституции Исландии в 2010–2012 году, когда на основе сети Интернет по электронной почте граждане присылали свои формулировки, вовлекались в разработку Конституции. Понятно, что обрабатывали эти все сообщения другие люди. Как они обрабатывали, это уже тоже вопрос. Но сопричастность каждого к разработке одного проекта, она присутствовала.

На вот эти всенародные обсуждения в электронной форме отлично ложится технология блокчейн, про которую сейчас много говорят. Она обеспечивает индивидуальное сохранение каждого предложения, защиту от искажений. И эта же технология, пожалуйста, может пропагандироваться в электронном голосовании. Все же когда запускали эксперименты с электронными опросами – 2008, 2009, 2012 год, плакались на то, по вопросу невозможности защитить технологически голоса. Ну, пожалуйста, можно использовать блокчейн. Однако...

И в заключение скажу, что политическое законодательство сейчас, как правило, обходит вот эти новации, но и тянет за собой старые проблемы, отягощенные вот этими новациями.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо огромное за содержательный, как обычно, интересный доклад. Опять же от себя сразу два вопроса сходу, если можно, коротеньких.

Первое. Так всё-таки политическому и избирательному законодательству надо стремиться к меньшей формализации, или оно формально, и чёрт бы с этим уже?

                . Понимаете, в чём дело? ... кому выгодно. Политический юрист может существовать и при формализованном законодательстве, используя вот этот метод формализма, часто у нас встречавшийся в судах. Понятно, что юристы используют его с одной целью, чтобы снять кандидата, отказать в регистрации или, наоборот, зарегистрировать. А судьи, чтобы снять с себя ответственность. И другое дело мы используем менее формализованное законодательство. Но тут открывается широкий, так сказать, простор для расширительного толкования. То есть юрист, используя различные методы права, различные принципы может действовать как и в случае формализованного, вот этой книжки нашей толстенной 67-го закона, так и в случае там закона, например, в редакции 1994 года, там столько .... замечательных.

Председательствующий. И второй тоже кратенький вопрос. Вот с точки зрения такой юридической футурологии, если можно назвать. Нужно ли вообще нам регулировать вот эти все замечательные вещи, которые сейчас на рынке присутствуют, и которые собственно регулируют не закон, а по сути судебная практика? Я имею в виду связанные с использованием знаков соцсетей, ...  не только политическим юристам, но если пошире посмотреть, нужно ли это опять же с точки зрения, кому выгодны вопросы, да.

                . Знаете, Роман Геннадьевич, а мы придём всё равно к регулированию. Вот сейчас обсуждается, в прессе это проскакивает постоянно, обсуждаются вопросы общего регулирования сети Интернет. Это как новая, совершенно дополнительная сфера жизни у нас. Поэтому потихонечку от международных актов, кои пока действуют, скажем так, в рекомендательном формате, мы потихоньку придём и к национальному законодательству о наших сегментах. Это дело будущего, я полагаю.

Что касается вот этих телеграмм-каналов, так по ним более-менее на уровне разговоров в Государственной Думе обсуждение идёт. Другое дело, что всё это технологически сложно регулировать. Юрист, он может норму написать, а вот проблема реализации остаётся под вопросом.

Председательствующий. Спасибо огромное. Впечатлён, как обычно, докладом.

Коллеги, вот ещё если есть вопросы... Олег Анатольевич, давай.

               О.А. Хотел бы немножко расширить последний вопрос. Как ты думаешь, стоит ли ввести в законодательство обязанность комиссии учитывать, допустим, постановление пленума Верховного Суда, который имеет нормативное значение для судебной системы? Для избирательной системы, пока что, это нет такой обязанности. Ну, и какие-то... Может быть стоит подумать о разработке других механизмом связи тех же обзоров, практик, в судебной практике в различных регионах с решениями соответствующих комиссий в этих регионах.

                . Вопрос. Спасибо.

Я бы, конечно, ну, это моё личное опять-таки мнение, я бы воздержался от формализации этой вот обязательности судебной практики для избирательной комиссии именно формализации именно в том виде, как прописать это в законодательстве, потому что всё-таки речь идёт о разных ветвях власти. И судебная власть, она у нас официально нормы не создаёт. Она только правоприменительную практику формирует. Но не официально, не официально на уровне комиссий они признают судебную практику, в частности, постановление пленума точно. Например, постановление пленума вот по нашим вопросам, по избирательным спорам Центральная избирательная комиссия принимала живейшее участие, редактируя положение. Поэтому я не вижу необходимости в формализации.

Более того, опять-таки, если избирательная комиссия решает избирательный спор, скажем так, не в наших интересах, но не в интересах какой-либо из сторон, эта сторона вправе пойти в суд и там решать вопрос уже на основании судебной практики, поэтому вот смысла нет.

Председательствующий. Спасибо.

И, коллеги, ещё один вопрос можно. Ну и отлично.

Так, тогда я бы хотел показать, что и политические юристы, ассоциация политических юристов, мы за политическое многообразие, за конкуренцию, чтобы не создавалось ощущения, что мы дружим и сотрудничаем только с нашей любимой партией "РОДИНА", которая нам помогла организовать мероприятие, у нас есть представитель ещё одной партии на нашем мероприятии, Макарюк Валерий Викторович от партии "ГРАЖДАНСКАЯ ПЛАТФОРМА", предоставлю ему слово.

Макарюк В.В. Спасибо большое за приглашение.

Рифат Габдулхакович, видимо, очень хотел быть, но он просто физически не может, и поэтому меня сюда делегировали. Я два слова про себя скажу.

Я секретарь федерального политкомитета партии, и соответственно там много направлений, но в том числе выборное направление тоже ко мне имеет большое отношение, плюс вёл там непосредственно кампании, там в 2015 году это в Новосибирске, а вот в 2016 году я вёл кампанию Шайхутдинова в округе, это Башкирия, шестой округ в Нефтекамске. Поэтому вот я свой рассказ, наверное, из двух блоков бы составил. Это один вот выборный, другой думский, ну, как, собственно, и обозначена эта тема.

Смотрите, что касается выборного. Ну что касается федеральной кампании, конечно, мы выступили слабо, несомненно, но для нас было дело чести, в общем-то, в ней поучаствовать впервые в истории. Мы, как там, вот вы видели, в 2012 году были созданы, это была первая кампания, нас очень сильно лихорадило всё это время. Мы правая партия, на правом фланге, там, в общем-то, своя специфика, и только где-то там во второй половине 2015 года мы более-менее как-то с позиционированием в общих чертах определились. Вы помните, что в 2015 году вышел Прохоров из партии, там было много всяких перетрясок. В общем, Крым, уход Прохорова, и мы стали правой патриотической партией.

Но к выборам, конечно, это позиционирование ещё не успело там дойти, огромное количество избирателей и до сих пор считают, что в партии находится Прохоров.

Кроме того, конечно, мы не успели там сконцентрировать соответствующие ресурсы, поэтому... Ну и вы знаете, наверное, что из того списка партии, там, по-моему, четыре партии, у которых в названии встречается слово "гражданская". Всё это привело к тому, что мы, в общем-то, слабо выступили вот федеральным списком. Но мы это понимали и, собственно, сконцентрировались на округе, с округом всё получилось, и вот у нас тоже есть депутат в Государственной Думе.

Про выборную часть. В общем-то, если иметь в виду кампанию в округе, там более-менее мы справились. Да, я сам не юрист, то есть, у меня нет даже юридического образования, это надо тоже понимать.

Нам как-то сетовать на законодательство избирательное, в общем-то, не приходилось. Да, оно какое-то там действительно слишком иногда заформализованное и в каких-то частях совершенно дурацкое, но, какая разница, это всё можно обойти. Главное, на чём мы сконцентрировались, это на работе с избирательной комиссией, привлекая именно отличных, я считаю. Ну у нас очень хороший юрист был электоральный, юридическая команда. Ну и просто мы задавили комиссию своим авторитетом, знаниями, ну просто вот в смысле квалификации мы были просто там на порядок выше, чем они, поэтому приходилось просто очень долго терпеливо комиссии объяснять, разъяснять, и надо сутками, чтобы они поняли, что можно, что нельзя, потому что у них был принцип всё запрещать. Вот они всего боялись просто панически, и всё запрещали, всё запрещали.  Ну, где не удавалось объяснить, там пугали или давили судами. Поэтому с этим фактором мы справились. 

Тем не менее мы тоже ходили, это был цикл встреч с Председателем Центральной избирательной комиссии, мы ходили где-то месяц назад на эту встречу, и у нас тоже есть некие пожелания, скажем так, в которых, я считаю, мы на 90 процентов совпадаем с партией "РОДИНЫ".

Мы бы, конечно, хотели чтобы те парки, которые представлены в Государственной Думе... А мы считаем, что именно партия через своего депутата представлена, хотя он одномандатник, но выдвигала его партия. Имели возможность то, что мы называем льготы в следующем вот этом цикле до следующей Думы на региональных и муниципальных выборах. В частности, конечно, мы бы хотели, чтобы вообще отменили необходимость собирать подписи. Это раз. Мы, кстати, принципиально выступаем  также против муниципального фильтра и вообще нам нравится идея санации политических партий. Потому что мы бы хотели, чтобы всякие там пустышки были убраны, потому что они нам сильно портят жизнь, вот конкретно нам. Это что касается вот такой части выборной или избирательной.

Что касается части по Госдуме, то, конечно, мы тут наблюдаем такую инерцию Госдумы. То есть вот она как вот была тогда четырёхпартийная, то в принципе мы так видим и тут вот даже примеры были с теми же табличками приведены, что настрой такой же, что вот четыре партии только есть в Госдуме. Хотелось бы, конечно, это переломить. Понятно, что это появилось только тогда, когда ввели вот эту самую мажоритарную систему выбора. Но вот эту инерцию очень хотелось бы преодолеть, потому что из неё тоже проистекает масса неудобств, начиная там от процедурных каких-то там хозяйственных и заканчивая общеполитическими. И, наверное, тут действительно принципиальным пунктом является признание, что в Думе не четыре партии, а шесть и тогда, может быть, полегчало бы. В том числе особенно, конечно, не устраивает эта система государственного финансирования партии. Мы считаем, что кто представлен, какая партия представлена в Госдуме, она тоже должна получать  государственное финансирование. Вот все эти предложения мы высказывали в ЦИКе председателю. В общем-то, нашли там отклик, понимание. То есть  даже я бы не сказал, что это формально. Такой заинтересованный отклик и я совершенно согласен с Алексеем Александровичем. Мы, конечно, готовим законодательные инициативы, но если их там тупо... И здесь мы, конечно, заинтересованы  выступать единым фронтом. Но если их тупо там даже суметь продвинуть до пленарки и получить там два голоса на выходе, это, конечно, не то. То есть здесь требуются какие-то гораздо более изощрённые способы работы, издалека до законопроекта, чтобы суметь эту ситуацию переломить. Вот мы тут работаем и надеемся, что вот за время работы Госдумы (чем раньше, тем лучше) всё-таки это получится. Вот извините, может, так сумбурно. Немножко не готов был. Спасибо. Готов, если что, ответить на вопросы.

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, есть вопросы? Я думал, в обсуждении они обязательно возникнут, безусловно. Да, конечно.

                   .  У меня вопрос такого характера.  Вы как гражданская правая партия, также партия "Родина" настаиваете на уменьшении фильтров как сбор подписей и отмене муниципального фильтра. Вот сталкиваешься с этой проблемой, всегда возникает один вопрос. А почему вы не хотите на местах улучшить качество работы самой партии? Ведь в этом заключается в основном вся проблема.

                   . Почему это не хотим? Мы хотим. Мы очень хотим, мы даже работаем сильно в этом направлении. Но это очень непростая работа, начиная от общефилософского вопроса, что такое партии в России, продолжая правым спектром, который там такой очень специфический, который избиратели не очень любят и продолжая конкретно ... Мы работаем. На самом деле мы к 2014 году получили вот это вот право идти на выборы в Госдуму без сбора подписей. То есть  у нас достаточно много представителей, Законодательное Собрание и так далее. Но этого недостаточно и вообще-то я про другое говорил, что это само самой. А вот это желательно чтобы было само собой. Если мы сумели пробиться, это уже свидетельство того, что мы там, мягко говоря, не пустое место. А понимаете, здесь действительно, если взять пропорцию старых партий и новых, понимаете, здесь действительно если взять пропорцию старых партий и новых в Госдуме, она просто чудовищна. Отношение к этим... Чип. Извините, даже не знаю можно ли употребить такое слово "недо" в сознании тех четырёх. Ещё более пропорция нарушена в эту сторону,  а её надо бы перегнуть в другую сторону. На самом деле именно потому, что их так мало и они такие маленькие, но они уже в Госдуме, им надо давать больше преференций, чем остальным четырём парламентским партиям. Вот о чём я речь веду.

                   . Можно я, раз касается партии "Родина", я два слова буквально.

Вообще, зачем законодатель сделал сбор подписей? Он же ведь её сделал не для того, чтобы чиновники на местах рубили инициативу выборных кампаний. Он сделал для простого. Для того чтобы, вот если мы там, я уже говорил, в пивнуху пошли вечером, сидим там, потом говорим: давай завтра пойдём на выборы. Так вот, чтобы этого вот не было, сделали сбор подписей. А что делает у нас аппарат? Он переворачивает этот закон и как раз не допускает тех, кто должен был бы непосредственно участвовать в выборном процессе, он делает всё для того, чтобы их не допустить до выборов, прямо наоборот.

Это, знаете, мне напоминает, как один, на каком-то был совещании давно ещё, там сидел Путин и один из бизнесменов говорил: Владимир Владимирович, почему нам нельзя принять вот такой закон, как в Финляндии, там же ведь вот всё работает? Он говорит: можно принять такой закон, беда только в одном, что у нас очень мало финнов. Вот он абсолютно прав. То есть самое интересное, законодатель думает одно, а чиновник на местах, он совсем по-другому, то есть, думает, он, вообще, даже не мыслит так. Он получает инструмент себе - ага, прочерк вместо "нет" - до свидания. Вот поэтому вопрос не в том, как мы работаем на местах. На местах мы легко собираем эти подписи, не напрягаясь, другой вопрос - не в нашей работе.

                   . Можно я ещё про качество работы в регионах добавлю?

Те регионы, в которых качество работы у нас, с точки зрения партийного строительства, низкое, они не производят никакого конфликта юридического с точки зрения избирательного законодательства. Мы там либо не участвуем, либо участвуем там, условно, в режиме спойлерского проекта, где закрывают глаза и задвигают. А те регионы, где мы как раз сильны наиболее, именно там происходит основной конфликт.

Тот же Новосибирск: нас зарубили вместе с "ПАРНАСом" спустя год на выборах в Новосибирской области, мы преодолели 5 процентов, если говорить про выборы в Государственную Думу в городе Новосибирске. То есть как бы чувствуете, нас не случайно там подрезали. Поэтому тут логика очень простая: не там нас снимают, где мы плохо работаем, а как раз всё наоборот. Спасибо.

                   . Валерий Викторович, у меня вопрос такой, на понимание политического процесса. Вы как правая партия демократического крыла нашего политического спектра, как думаете, что в первую очередь нужно сделать: уменьшить количество партий, которые вам мешают или убрать подписи? Это на самом деле для меня серьёзный вопрос, потому что когда вы делаете такое заявление, что нам партия мешает и тут же говорите - подписи.

                   . И то, и другое, и третье.

Председательствующий. Коллеги, тоже хотел задать вопрос, но уже времени нет, поэтому переходим к следующему докладу.

Собственно говоря, это, надеюсь, будет не только доклад, но и у нас будет некая презентация литературы. Фадеев Сергей Олегович, человек с огромным опытом работы на выборах, как раз, надеюсь, расскажет в первую очередь о практике, о тех моментах, которые актуальны в законодательстве об интеллектуальной собственности, конечно, в первую очередь и представит свой пока ещё не многотомный, но думаю, что на полное собрание сочинений уже первый шаг сделал, труд, о котором, собственно говоря, недавно появилась информация, что выпустил и, может быть, даже несколько экземпляров с собой привёз, я всё надеюсь.

Фадеев С.О. Спасибо.

Коллеги, хочу поговорить о такой теме достаточно приземлённой, как агитация. Тот, кто работает на выборах, с этим, конечно, сталкивается. О такой составляющей части агитационной продукции, как интеллектуальная собственность.

Ну, давайте... Вообще, что, как в законе написано. Будьте добры, следующий слайд. В законе очень просто описано: запрещается агитация, нарушающая законодательство об интеллектуальной собственности. Наказание за это очень серьёзное. Далее, будьте добры. То есть если есть ограничение пунктом 1.1 статьи 56, установлено судом, кандидата снимают с регистрации, то есть это на самом деле достаточно жёсткая норма.

А что же мы имеем на практике? Вот после этого вышедшего прошлой весной обзора собственной практики Президиума Верховного Суда России появилось общепринятое такое понятие, что часть агитационного материала может не быть материал агитационным, а быть информационным. То есть вообще, на мой взгляд, это сама ситуация… просто большего бреда придумать невозможно, каким образом в агитационном материале может не быть агитации, если кандидат его выпустил как агитационный, из фонда оплатил, заявил как агитационный. И закон говорит, что сам кандидат определяет формы и методы. Однако нас убедили, что часть этого материала может нести информационный характер, а раз Верховный Суд это узаконил, то это стало таким уж неким бесспорным предметом, при всей его бредовости.

И вот к чему мы пришли вот в реализации на практике этой нормы.

Будьте добры, далее.

Но вот самое, наверное, громкое дело было – это прошлогоднее вот знаменитое "Денисенко против Галушко", когда в 2015 году был снят кандидат во Владимире, это помните, Илья Косыгин, за то, что в его агитации были использованы значки соцсетей, но у него, видимо, были слабые юристы. У депутата нынешнего Галушко, вот кабинет его, кстати, вот здесь вот рядышком я видел, мимо проходили, у него были сильные юристы, и они придумали вот этот красивый ход, что значки соцсетей, они к агитации никакого отношения не имеют, это некое информирование, то есть и суд сказал: да, это информирование в агитации. Хотя закон даёт совершенно иную трактовку понятию "информирование", в законе оно есть, но это о другом говорится и к СМИ имеет отношение или к комиссиям избирательным, но вовсе не к агитационной продукции кандидата.

Таким образом, вот эта, кстати, я подчеркнул, и вот эта фраза "информационный характер", она стала кочевать из одного решения суда в другое решение суда. И вот на практике в том году в Чувашии мы с этим тоже очень плотно столкнулись.

Будьте добры далее.

Вот у "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", а я работал на "ЕДИНУЮ РОССИЮ", была вот примерно такая линейка продукции агитационной, где фоном шла карта Чувашской Республики. Это уже Аксаков – действующий депутат, в очередной раз он был избран. Вот такая продукция была, с такой картой. Мы нашли исходник этой карты – это атлас автодорог, изданный Роскартографией, естественно, никого лицензионного договора с собственником этой карты, с правообладателем "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" и её кандидаты не заключали, по сравнению с атласом вот эту карту они просто, вот видите, наложили несколько плашек с названиями городов, более крупных, но наиболее крупных городов Чувашии и изменили цветовой фон. Но все там… Вот все знаки, которые там есть, все обозначения там дорог, рек, границы все, наименования населённых пунктов, вот всё один в один, но просто была полная копия с карты.

А что решил суд, когда вот за эту продукцию, очевидно нарушающую законодательство об интеллектуальной собственности, было подано соперником Аксакова, это был коммунист, от коммунистов шёл Данилов.

Будьте добры далее слайд.

Суд посчитал, что включение… использование фрагмента карты носит информационный характер, то есть центральный объект агитационного материала, очевидно, но вот суд решил, что это информирование, к агитации отношения не имеет.

Далее будьте добры слайд.

Вот этот нож, понятно, был. Это уже партия… Это была партийная агитация вот такая же. У них были буклеты и наружка была, то есть то же самое, в общем, такая же карта, может быть там просто хуже видно чуть, по этому поводу подавала Партия пенсионеров за справедливость на отмену регистрации эсеров, суд рассмотрел, будьте добры, далее, слайд следующий, будьте добры, но и вот, соответственно, то же самое – суд посчитал, что никаких нарушений нет, вот суд Чувашский верховный, что наличие карты в агитации не побуждает голосовать за "СПРАВЕДЛИВУЮ РОССИЮ", и использование фрагмента карты, опять-таки эта фраза, эти сочетания информационных характер носят.

Будьте добры далее.

Потом уже дошло до полного абсурда. Мы находим в агитации эсеров депутаты нынешнего Николаева, тоже вот … его кабинет. Выходит его газета агитационная, где находится материал под названием "Сурский рубеж".

Материал исторический про Великую Отечественную войну, про то, как там строили сооружения оборонительные в том районе, в Чувашии, в Мордовии. Текст, грубо сворованный из разных источников, находим источники, публикации исторические, приносим в суд исходники. То есть просто плагиат черный, ну, цитирование идет прямо абзацами, прям вот, буквально списано, своровано. Что говорит суд? Суд говорит то же самое, что этот текст носит информационный характер. Хотя этот текст, вот этот "Сурский рубеж", это было некое забрендирование,  это понятие и к Николаеву было привязано, что у него вся агитация шла "Сурский рубеж", оборона от "ЕДИНОЙ РОССИИ". Это был не просто текст про войну. Ход был политтехнологический. Тем не менее, что говорит суд? Информационный характер.

Будьте добры, далее. В законе вообще понятия "информационный характер" нет.  В законе есть информирование. Но это не имеет отношения к агитации. То есть суд изобрел, Верховный Суд России, но и суды ниже, кто придумал, да, выдумали некое понятие, которого в законе просто нет. Но суды, естественно, все российские руководствуются теперь вот этим указанием.

Далее, будьте добры. Почему я говорю, к чему свести, что практика применения сейчас дошла просто до абсурда. В конце кампании к нам обратилась вот партия пенсионеров, попросила помочь выручить их. Они выпустили газету, ну, и ребята, конечно, они простые, и они взяли и поставили на первой полосе своей газеты партийной, оплаченную из средств избирательного фонда и в комиссию сданную, как агитация вот всем известный плакат, только вместо "военная присяга" было написано партия там этих пенсионеров за справедливость. То есть, а так плакат был один в один. Нам сказали, помогите, а то у нас выборы снимают. Ну, первая, конечно, мысль была, ребят, ну, вы опоздали чуть-чуть помогать-то вам. Но потом нам сказали, вы, хоть что-нибудь придумайте, хоть чего-то напишите. Ну, написали им отзыв в суд, что так как вместо "военной присяги" там написано "голосуйте за партию пенсионеров", то имеет место переработка и это новое произведение. Писали, ну, просто, хоть чего-то написать. Суд Чувашии пишет, это переработка, это новый объект, не имеющий отношения к Тоидзе.

Далее. В той же самой газете у партии пенсионеров, следующий слайд, будьте добры, вот эти карикатуры Васи Ложкина, не переработанные. Ну, находим такой смешной ход, пишем, как ГК позволяет использовать в полемических целях цитирование. Мы говорим, это имеется в виду полемика с другими партиями. Сами смеемся, но пишем. Верховный Суд Чувашии подтверждает, да, использовано в полемических целях. Партия пенсионеров спасена, с выборов ее не сняли, она дошла до дня голосования.

Будьте добры, далее. То есть я, к чему хочу сказать, что практика сложилась такая сейчас по факту, с одной стороны, закон говорит, что агитация с нарушениями запрещена. С другой стороны, Верховный Суд трактует так, что если мы нарушаем авторское право, да, вот факт нарушения должен иметь именно призывы голосовать за того или иного кандидата. То есть вы берете Пушкина, я не знаю там, берете там, какую-то картину, я не знаю, там, кого, Ван Гога ... Извините, Пушкин за "ЕДИНУЮ РОССИЮ" не агитировал, за КПРФ не агитировал. Поэтому по логике Верховного Суда, берете любой стих там, Высоцкого, кого хотите и используете. Ни у одного классика нет призыва голосовать за какого-то кандидата. Ни у одного художника нет, извините, на его картине слогана там, я не знаю, там, за КПРФ. То есть мы дошли до полного абсурда.

Будьте добры, далее. Сейчас по практике нынешнего года, уже этого года, буквально может делать всё, что угодно, если там нет прямых призывов. Но к чему хочу свести? Как мы знаем, если Верховный Суд, позиция его 2016 года была такая, то позиция этого года, она может поменяться в любую сторону и поэтому, как быть, непонятно. Но, если уж сказать серьезно, я, вообще, считаю, что вообще эту норму, мне кажется, нужно вообще убирать. Есть ГК, который регламентирует взаимоотношения автора и все взаимоотношения. Зачем санкции? Я считаю, тут речь идёт про соразмерность. Я считаю, санкции не соразмерны при нынешнем законе.

Ну, и опять-таки, она доведена до абсурда. То есть надо или переделывать, или каким-то образом опять-таки смеяться, самим играться в эти игры. Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, опять же воспользуюсь своим правом модератора, тоже пару вопросов и одна короткая реплика буквально.

У меня тоже есть свои очень живые впечатления о замечательном, одним из любимых судов Российской Федерации – чувашский как раз суд. Я был очень прямо потрясён, когда в одном из процессов, когда ещё апелляции не было, была кассация, встаёт вопрос о соблюдении сроков. И когда ни на какие мои уговоры состав суда не идёт, что сроки соблюдены, можно кандидата снимать совершенно спокойно и не заморачиваться, я не долго думая, они говорят: нет такой нормы в ГПК, тогда ещё действовал, я достаю, не долго думая, книжечку ГПК, нахожу соответствующую статью, подзываю пристава, говорю: передайте, пожалуйста, гражданам ознакомиться с нормами ГПК кратенько так. Они, что самое удивительное, принимают, приставам передают, они книжечку открывают, листают, соответствующую норму находят, читают и говорят: решение вынесено, собственно говоря, какие к нам вопросы ещё есть? То есть результат был ровно нулевой.

И два вопроса. Первый вопрос – про книжку пару слов, если можно.

                   . Коллеги, это такая тоже в порядке рекламы. Вообще, я думаю, здесь, наверное, большинство может уже мемуары писать, поэтому я тоже тут мини-мемуары не только про выборы, про 1991 год, как это всё происходило, кто жил в те годы, тот вспомнит. Есть и про выборы, есть и некие хорошие, добрые истории. Но про выборы, ну, конечно, самые свежие выборы не писал, извините, ну, есть нормы морали как-то и этики, которые не позволяют, тем более с именами, писать про работу. Поэтому, коллеги, кому интересно, подходите. Ну, я думаю, кто читает, тем нравится. Спасибо.

Председательствующий. Обязательно с автографом автора, в обязательном порядке. Без этого никак. И кроме норм морали и этики есть ещё такое понятие как юридические риски, связанные с дальнейшими последствиями. Поэтому мы прекрасно понимаем, почему.

Так, вопрос. Владимир ..., давай вопрос.

                   . Вопрос от юридического дилетанта, ну, как бы я так, утрировано. Я с юристами всегда работаю на выборах, всегда с юристами. И тем не менее вот срисованная и немножко переиначенная карта Чувашской Республики и логотипы социальных сетей, которые сейчас там увеличиваются ... сейчас там появляется ещё что-то, сколько, по вашему юридическому или политтехнологическому мнению, дают плюсов к рейтингу? Вот так, гипотетически? Является ли это настолько серьёзным нарушением, авторское право центра НИИ картографии, как фактор, влияющий на волеизъявление избирателей? Спасибо.

                   . Ну, опять-таки это вопрос целесообразности. Вот по Чувашии, почему я говорю, вот эта карта, она, была целая линейка продукции. Она была центровой. То есть вся продукция шла именно с этой картой, в основе была. То есть, ну раз партия выработала некую стратегию, что она идёт именно так, значит, они посчитали это нужным. То есть я считаю, что это было прямое нарушение. У каких бы соцсетей, ну, опять-таки, ну, мы живём в неких формальных рамках. Коли закон запрещает использование, в законе нет оговорки, что вообще нельзя, а вот в части информационной можно. Или в законе надо так написать, что нельзя, но в части касательно связи с кандидатом – можно. Ну, как-то, я не знаю, ну, конечно, это смешная будет фраза такая. Но, с другой стороны, когда снимали этого Илью Косыгина, там та сторона во Владимире, сторона обосновала так, что он привлекал внимание молодых избирателей этими значками, дескать, вот просто привлечь. Но тоже в этом какая-то логика есть, надо же понимать, да? Ну, спорная тема.

Председательствующий. Спасибо.

Коллеги, вот ещё буквально один коротенький вопрос, если есть, и очень быстро.

                   . Вот у меня два вопроса простых. В АПМ выходные данные информационный характер носят или агитационный? И второй момент, второй вопрос. Вот в вашем докладе вы указали о том, что все объекты были использованы, это нарушение. Мы знаем, что если на АПМ фотография кандидата на фоне какого-либо архитектурного здания, то это не является нарушением законодательства об интеллектуальной собственности. Вот, скажите, разделяете понятия использования объектов интеллектуальной собственности и законное использование объектов интеллектуальной собственности по тем случаям, по которым вы привели.

                   . Значит, по поводу выходных данных. Они законом оговорены, их объем определен, здесь, что закон говорит, то и написано, здесь как бы я не вижу повода для обсуждения.

Ну как, закон определяет, что они должны быть, они часть агитационного материала, часть неотъемлемая. А по поводу фотографий, ну  извините есть ГК, который определяет что можно, что нельзя. Если, извините, центральный объект, кандидат, а у него за ухом стоит какой-то памятник, ну попал в кадр памятник.

                   . Наверное, не совсем я точно правильно выразился. Я говорю о том, что вы в своих КИСах привели случаи использования объектов и говорите в любом случае, это незаконно. Так я говорю, а где ваши доводы про то, что это было незаконное использование, потому что закон разделяет просто использование и есть случаи, когда можно использовать объект интеллектуальной собственности законно.

                   . Правильно, согласен. Но в данном случае для использования карты я полагаю должен был быть лицензионный договор с правообладателем.

                   . Вы полагаете или норма права есть.

                   . Нет, я в этом уверен, конечно, норма права есть в ГК.

                   . А я вот уверен, что нет.

                   . Ну ваше мнение, мое такое.

Председательствующий. И это прекрасно, для этого здесь и собрались, чтобы обсудить вопросы. Думаю, можно дискуссию будет перевести и в дальнейшем и в нашу группу профессиональную и подискутировать более остро и на следующих мероприятиях.

Собственно наше время неизбежно близится к завершению, поэтому давайте немножко ускорим процесс ... с вопросами и ответы.

Ни у кого больше вопросов нет, надеюсь? Есть.

Ну очень коротко да только, пожалуйста.

Дыбнов М.А. Я коротко, просто хочу сказать, что... Да, Дыбнов Максим Александрович, хотел просто отметить, что вот такое поведение эсеры, вы вспомните 2008 год, когда "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" подала иск о массовом нарушении Коммунистической партией Российской Федерации всех возможных прав интеллектуальной собственности и Верховый Суд отказал в снятии списка, поскольку доказал, что использование Родины матери и там Мухиной "Рабочий и колхозница" и кажется еще университета МГУ изображение во всех своих материалах является законным и как бы полностью соответствует требованиям избирательного законодательства. Но видно вот такие действия пошли после данного решения Верховного Суда.

Председательствующий. Спасибо, ну и вкратце хотел бы предоставить слово, а то все от Ассоциации политических юристов всё я выступаю, хотелось бы предоставить слово одному из членом правления Ассоциации Петру Аркадьевичу, надеюсь два слова скажет про нашу деятельность, про наши перспективы, потому что другой член правления Ассоциации Румянцев Сергей Алексеевич не смог приехать, но Захаров Олег Юрьевич занят производственными процессами, не до нас ему.

                   П.А. Хотелось бы отметить, что вообще процессы объединения такого профессионального именно касаемо юристов были начаты достаточно давно. Впервые эту идею мы озвучили еще в 2014 году и отрадно, что наше дело живет и благодаря Роману Смирнову, в частности, и развитием, и поддержанием клуба в Facebookкак-то мы профессионально общаемся и, в общем-то, те цели, которые мы перед собой ставили, а именно какое-то профессиональное общение, обсуждение такое внутрицеховое насущных вопросов, оно это дело как-то движется и я надеюсь, что в дальнейшем мы будем дальше развиваться.

Так что, спасибо.

Председательствующий. Только вверх и вперед.

Сейчас, собственного говоря, хотелось бы предоставить слово профессионалу своего дела, который расскажет нам о нюансах судебной практики ... Суда Семикова Любовь Евгеньевна.

Семикова Л.Е. Добрый день! Любовь Семикова.

Насколько я понимаю, времени у нас осталось совсем мало, поэтому давайте довольно быстро и бодро пройдемся по всей этой истории.

А можно на следующий слайд перевести? КИС, я думаю, все помнят, "Партия пенсионеров" выдвигает список одномандатников на выборах в Госдуму, ЦИК отказывается в заверении, а потому что выясняется, что в списке у нас присутствует 169 человек, а собственно говоря, в протоколе 166 и по трем одномандатным округам у нас два кандидата.

Верховный Суд благополучно поддержал позицию ЦИК, напрямую указав, что доводы о технической ошибке являются несостоятельными. Два кандидата из списка – Юревич и Трунов попытались оспорить самостоятельно это решение в Верховном Суде, но, собственно говоря, получили отказ со ссылкой на отсутствие права на оспаривание.

Следующий слад, можно? Дело в итоге дошло до Конституционного Суда как раз по инициативе кандидатов. Их интересовали две вещи. Во-первых, порядок заверения кандидатов по одномандатных округам.

Получается следующая история. В случае ошибки технической в списке кандидатов, если эта ошибка касается только одного кандидата, у нас, как известно, выносится весь список, а не конкретно эти кандидаты, если к документам просто не приложены, допустим, справки, президентские справки, у нас из списка удаляется непосредственно кандидат, у которого отсутствует, допустим, президентская справка.

Второй момент, который интересовал Трунова и Юревича, – это связанная история по поводу наличия права на оспаривание решения ЦИК. Соответственно, что получилось. Конституционный Суд в итоге поддержал позицию Трунова и Юревича, но самое интересное – это те выводы, и что он предложил поменять.

Во-первых, давайте остановимся чуть-чуть на аргументации. По сути, Конституционный Суд выдал тест, о котором, кстати, как раз говорил ... вначале, о том, соответственно, как должны соотноситься средства реагирования ЦИКа на нарушения и, собственно, нарушения. Нужно соотносить природу и масштаб нарушений, степень причастности кандидата к отдельным нарушениям, потому что, как мы понимаем, список партии готовит, очевидно, не кандидат, а партия. Будет ли он причастен к технической ошибке, совершенной юристами партии, ну, не очень очевидно на самом деле. Ну и, соответственно, фактическое отклонение. Иначе у нас будет происходить необоснованное вмешательство государства в осуществление прав и свобод граждан и их объединений.

Дальше, давайте дальше. Точно так же Конституционный Суд отметил наличие процессуального права у заинтересованного лица и в самостоятельном судебном оспаривании решения ЦИК в данном случае кандидатом, и, что самое главное, хотя не самое главное, участвовать в качестве заинтересованного лица в уже возбужденном административном исковом заявлении.

Дальше. И к чему мы приходим, когда начинаем думать о том, что нужно менять в Законе "О выборах депутатов Государственной Думы...". Подчеркну, что вся эта история пока касается только закона о выборах Государственной Думы, 67-ФЗ это не затрагивает.

Но идея в чем? Конституционный Суд предложил необходимость введение дифференцированного подхода к нарушениям. Соответственно, в случае, если у нас есть техническая ошибка в списке, у нас из списка должен исключаться кандидат, в отношении которого идет техническая ошибка, ну или кандидаты, если как в случае с партией "Родина", ну, на самом деле это может быть ошибка в паспортных данных, почему нет, собственно говоря?

                   . Непонятно, какого кандидата исключать, если их двое...

Семикова Л.Е. Ну, если их двое на одном округе, ну, наверное, двоих. Ну, ... кандидаты у нас только там. Соответственно, и весь остальной список спокойно проходит и может быть заверен Центральной избирательной комиссией.  

Ну, плюс, не забываем, что есть бумажные и электронные носители, на которых на самом деле возможны разночтения, а как легко вносить изменения в электронный носитель, даже комментировать неудобно.

Далее, можно следующий слайд? Эта благая история на самом деле может породить довольно забавную ситуацию на практике. Просто представьте себе, вот эти последствия, которые сейчас установлены 20-м законом, – это отсутствие президентской справки, допустим, это 5–7 пункт, это исключение человека из списка одномандатников, и спокойное заверение всей остальной части. А техническая ошибка вот в самом списке – это удаление всего списка из процесса.

Но дело в том, что получается, что в этой истории непосредственно кандидат, включенный в список, он несет все риски, связанные с техническими ошибками партии.

Более того, партия, в общем-то, не железобетонное и крепко единообразное создание. Есть разные группы интересов внутри партий. В общем, можно даже сузить. Возможны разные интересы и стимулы даже внутри групп, готовящих список документов для подачи.

И получается история о том, что, да, если напрямую будет применен этот подход, возможно исключение кандидата из списка, потому что у него неправильно написаны паспортные данные в списке. Это может быть техническая ошибка, это может быть не совсем техническая ошибка, но факт остается фактом, ошиблись в двух цифрах.

Либо это может быть ... со стороны избирательной комиссии, это может быть, ну, откровенное недобросовестное действие юристов.

Как кандидату себя обезопасить от этого, честно говоря, я не понимаю, учитывая, что эта ошибка может возникнуть на уровне электронной формы, которая меняется, простите, ну по мановению просто руки юриста в течение примерно 2-3 минут. Совсем интересно.

Конституционный Суд, конечно, сделал ссылку на то, что в данном случае всегда нужно соотносить природу, масштаб обнаруженных нарушений и степень причастности отдельных кандидатов, опять же, наверное, кандидат будет непричастен к нарушению, технической ошибке, допущенной штабом партии, но учитывая наличие подхода у судов формальный характер к избирательному законодательству и несостоятельность судов ... технической ошибки, да, фактически может начаться такое удаление отдельных кандидатов из списка одномандатников.

Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, времени у нас мало, поэтому один вопрос или одну реплику можно. У кого есть? Пожалуйста.

                   . Уважаемые коллеги, я тоже читал это определение Конституционного Суда, постановление, и там, я хотел просто два момента отметить. Первое, насколько я помню, если я правильно помню, при выдвижении этого списка было установлено 166 человек, а при подаче уже в ЦИК там оказалось 169, то есть это метод определить, все-таки кто же был выдвинут и кого можно было... То есть мог ЦИК, на мой взгляд, на этом этапе определиться и убрать тех людей, которых не выдвигали на съезде. И тем не менее ЦИК на это не пошел, и Верховный Суд тоже почему-то на это не обратил внимание, хотя, насколько я понимаю, при судебной защите там на это дело указывалось.

И второй момент, как мне кажется, чтобы вот защитить права кандидатов на недобросовестные действия, там, партии, или там какие-то другие, мне кажется, как и в случае вот с тем случаем, когда мы говорим об интеллектуальных правах, надо просто из оснований для незаверения списка, для исключения из списка, убирать такие спорные моменты. И если в данном случае партия поступила правильно при выдвижении и нарушений не было при выдвижении, то исключать весь список на стадии заверении, я тоже считаю, что это не совсем правильно.

То есть я хочу сказать о том, что здесь в данном случае были, на мой взгляд, юридические возможности оставить этот список и не исключать, и не доводить вот до этого ... определения.

Председательствующий. Это моя любимая тема - юридическая фантастика. История сослагательного наклонения, как известно, не знает.

                   . ...нет, но список-то был зарегистрирован ... дошел до дня голосования...

                   . Нет, список одномандатников сняли.

(Идет обсуждение.)

Председательствующий. Коллеги, надеюсь, вопросов больше нет, потому что времени всё меньше и меньше у нас. Еще много достаточно тем, которые надо обсудить.

Сейчас я хочу предоставить слово ... , который расскажет нам, собственно говоря, о такой важной составляющей как судимости кандидатов, что с ними делать, как с ними жить, вообще можно ли с ними жить.

                   . (Не слышно.)

                   . Микрофон.

                   . Предельно кратко я хотел бы вначале обозначить, как это, эти изменения происходили вот в...

До 2002 года избирательное законодательство вообще не предусматривало никаких обязанностей по указанию судимости. Никаких. Даже в отношении лиц, которые имели неснятую, непогашенную судимость, и в этот период доведение до избирателей сведений о судимости кандидатов являлось уделом соперников, средств массовой информации, там, ну... Это было до 2002 года.

В 2002 году в закон об основных гарантиях была впервые внесена правовая норма, обязывающая кандидатов указывать сведения о судимости, но только о непогашенной и неснятой судимости. При всём притом к этой норме, даже исходя из существующей доктрины уголовного права и исходя из допустимости (недопустимости) предусмотрения различных правовых последствий судимости... Учитывая, что человек отбыл наказание, он уже, что называется, за свои грехи заплатил.

Допустимо ли после того, как он отбыл наказание, предусматривать какие-то последствия? Допустимо ли продолжать его упрекать в том, что он однажды нарушил закон? И допустимо ли этот упрёк превращать вот в этот бессрочный характер? Это серьёзный вопрос, который дискутируется среди юристов-уголовников не только в монографиях, но и на уровне Конституционного Суда.

Если вам интересно, вы можете посмотреть постановление Конституционного Суда от 2003 года, когда рассматривалась конституционность норм, предусматривающих рецидив преступлений. Там многие судьи Конституционного Суда высказали суждение, что предусмотренное в нашем законодательстве вот это правило о рецидиве преступлений нарушает извечную, древнейшую... вот этот правовой принцип о недопустимости двойного наказания за одно и то же деяние. Но это такое вот как бы отступление.

Но в отношении непогашенных и неснятых судимостей была какая-то определённая логика. Потому что уголовное законодательство полагает, что до погашения и снятия судимости человек, в общем-то, ещё не совсем исправился, то есть можно считать, что он находится в зоне риска. То есть на него воздействует прошлое, он как бы... И об этом нужно сообщить избирателям. То есть определённая логика в этом была.

Однако в 2012 году были внесены изменения в избирательное законодательство, одни, наверное, из наиболее таких вот кардинальных, существенных. Это изменения, связанные с пожизненным лишением пассивного избирательного права лиц, осуждённых к лишению свободы за преступления, за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Эта норма просуществовала практически чуть менее полутора лет, потому что в следующем же году... Норма была эта введена в мае 2012 года. В следующем же году, в октябре 2013 года, Конституционный Суд признал эти правовые нормы несоответствующими Конституции в той мере, в какой они устанавливают бессрочный, пожизненный запрет для лиц, осуждённых к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления, участвовать в выборах.

Причём Конституционный Суд в своём постановлении выразил очень чёткие правовые принципы. Конституционный Суд прямо указал, что соразмерность ограничения пассивного избирательного права предполагает не только одно лишь исключение бессрочности запрета на его реализацию. При наличии определённого, достаточно продолжительного срока ограничения данного права соразмерность должна обеспечиваться не за счёт одного лишь его законодательного распространения на категории тяжких и особо тяжких преступлений, но и посредством индивидуализации назначаемого судом наказания.

То есть суть сводится к тому (и на это указывал Конституционный Суд), что у нас в уголовном праве возможна такая ситуация, когда за тяжкое преступление человек может получить наказание менее тяжкое, чем за преступление средней тяжести. И такие ситуации достаточно распространённые, когда человек может получить за тяжкое преступление, предположим, два года условно. Это касается одного из заявителей в Конституционный Суд. И он был пожизненно лишён как бы в соответствии с нормами 2012 года пассивного избирательного права. Потому что в соответствии с уголовным законодательством преступлениями средней тяжести считаются преступления с максимальным сроком наказания - до пяти лет, а тяжкие преступления - до 10 лет.  

Поэтому возможна ситуация, и она достаточно часто встречается, когда люди, совершившие тяжкие преступления, получают наказание меньшее, чем за преступления средней тяжести. Это как бы вопрос о социальной опасности совершённого деяния и также, в общем-то, ситуации, которая позволяет оценить личность того или иного человека, совершившего то или иное деяние.

Но при реализации указаний Конституционного Суда Государственная Дума полностью проигнорировала все пожелания, скажем так, все указания Конституционного Суда о том, что должна быть произведена дифференциация и индивидуализация при установлении каких бы то ни было ограничений.

И в 2014 году тоже, кажется, в мае-месяце, нет, в феврале 2014 года в закон об основных гарантиях были внесены изменения.

Во-первых, была устранена вот эта бессрочность лишения пассивного избирательного права в отношении лиц, осуждённых (ну это, я думаю, все знают) за тяжкие преступления, предусмотрено ограничение в течение 10 лет после погашения либо снятия судимости в отношении лиц, которые осуждены за преступления, а  за особо тяжкие преступления 15 лет, то есть, никакой индивидуализации, никакой дифференциации ни по видам преступлений, ни по бегству, посягательству здесь не было сделано.

Но самое интересное заключается в том, что...

Я хотел бы ещё здесь особо обратить внимание, потому что, я считаю, это тоже очень важный момент. Когда в 2012 году была введена норма о лишении, о пожизненном лишении пассивного избирательного права, она была сформулирована таким образом. Осуждённых когда-либо к лишению свободы за совершение тяжких и/или особо тяжких преступлений.

Вообще, вот это слово "когда-либо", оно не так часто, в принципе, используется. Есть законы там, я не знаю, о полиции, ещё нигде слово "когда-либо" не используется. Но почему-то именно в избирательном законе законодатель решил усилить и использовать это слово "когда-либо", хотя и без этого слова "когда-либо" понятно, о чём идёт речь.

Председательствующий. Время.

                   . Да, да, я заканчиваю.

И вот в 2014 году  вносится изменение не только связанное с ограничениями пассивного избирательного права по срокам. Но и вносятся изменение, предусматривающее обязанность кандидатов указывать обо всех судимостях. Причём, если до 2014 года сведения о судимостях кандидатов формулировались таким образом, это сведения о неснятых и непогашенных судимостях, и далее по тексту. То с 2014 года изменили только буквально два слова "неснятых" и "непогашенных" убрали и заменили их "когда-либо имевшихся судимостей", то есть, принципиально вот в законодательной конструкции этой нормы никаких серьёзных таких изменений не произошло.

Тем не менее на практике возникли очень серьёзные (я сейчас максимально коротко), очень серьезные проблемы с применением этой нормы. Они возникли практически у всех. А  Центризбирком в 2015 году совместно с министерством внутренних дел разработал методическое письмо и разослал его во все субъектовые избирательные комиссии, это было в мае 2015 года, в котором прямо указывал, что нужно при определении, есть или нет судимость у лиц, которые были освобождены от наказания вследствие амнистии, учитывать момент, когда человек был освобождён от наказания: до вступления приговора в законную силу либо после. Если до вступления, то он считается несудимым.

Но в этом же году, это в мае было разослано это письмо в субъектовые комиссии, буквально через пару месяцев человека этого Барсукова в Орле, у которого была точно такая ситуация, ему была амнистия применена до вступления приговора в законную силу, снимают с выборов, в суд обращается избирательная комиссия.

Но здесь в принципе коротко. Вот в отношении лиц, которые были освобождены от наказания, там в принципе более-менее всё ясно, там имеется приговор, там установлена вина. И в этом году Верховный Суд пошёл ещё дальше: он, по сути, вот по делу ... произвёл отождествление двух совершенно разных уголовных понятий - это судимость он отождествил с понятием "уголовного преследования, прекращённого по нереабилитирующим основаниям". 

Он практически провёл знак равенства между ними и теперь...

Председательствующий. Я прошу прощения, у меня есть предложение встречное: эта тема очень интересная, очень актуальная, особенно с учётом того, что совсем недавно гражданина Кабанова приговор, вице-губернатору Ивановской области и гражданину ..., вице-губернатору Челябинской области.

И, вообще, тема очень актуальная, поэтому у меня есть предложение, вот перенести на следующее мероприятие эту тему по судимостям и, скажем так, роли уголовного права в избирательных процессах и в политических кампаниях, потому что я чувствую, что это очень цепляет, особенно с учётом опыта, который есть конкретный, но у нас, к сожалению, очень мало времени.

Поэтому предлагаю провести отдельное мероприятие по аспектам уголовного права в избирательных процессах и в политических кампаниях. Если можно, заканчивайте, пожалуйста.

                   . Да, Роман ..., просто с языка снял. Данное постановление Конституционного Суда было принято, пожалуй, без моего доверителя и в жалобе мы ставили вопрос гораздо шире о том, что не может избирательное законодательство, как отдельная отрасль права, вторгаться в область уголовного судопроизводства.

Только УПК может решать, кто был судимым и какие последствия этого обвинительного приговора? То есть или содержание в местах лишения свободы, или условно и так далее и тому подобное. 

То есть тут просто в данном случае одна отрасль права вторглась в другую, и мы именно об этом вопрос ставили в Конституционном Суде, но, к сожалению, никакого довода Конституционный Суд это не как-то оценил.

                   . Нет, почему? Там постановление есть ... Конституционного Суда на этот счёт. Либо в частном мнении вот этот, я уже не помню, там есть суждение на этот счёт, особое мнение то есть?

Председательствующий. Коллеги, спасибо.

Тема затронута действительно очень животрепещущая, тем более практика уже есть и не только опять же с избирательными компаниями, но и, вообще, с ..., с сбором денежных средств, уголовное право. Думаю, мы продолжим эту тему на следующем мероприятии.

Сейчас с учётом того, что у нас время очень быстро идёт, хотел бы предоставить краткое (очень большая просьба укладываться в разумные рамки) слово для доклада ... Аркадию Ефимовичу с темой: "Основные направления реформы избирательного законодательства".

            А.Е. Спасибо.

Добрый день, коллеги! Постараюсь очень кратко. Необходимость реформы избирательного законодательства сейчас уже почти общепризнанна. Но сейчас, когда мы говорим об этом, нужно учитывать вот два разных временных пласта: среднесрочный, то, что будет после 2018 года, тут нам обещают создать рабочую группу указом президента и, видимо, обсуждение дальше будет организовано этой группой, что, естественно, не исключает обсуждения в других площадках.

Сейчас я бы говорил, хочу говорить о краткосрочной перспективе, то есть то, что, может быть, я надеюсь, всё же можно сделать и до президентских выборов или даже до начала кампании 2017 года.

Это касается поправок к принятым уже в первом чтении проектам Клишаса, Широкова. 27 апреля у нас на базе комитета гражданских инициатив будет специальный "круглый стол" на эту тему.

Сейчас я попробую кратко. В принципе уже поправки, которые я предлагал, они в "Фейсбуке" начали обсуждаться.

Второй момент, который я хочу отметить - это всё-таки необходимость выработать консолидированную позицию, о чём немножко говорил и депутат Журавлёв. То есть, как бы понятно, что внести поправки можно, хотя тут тоже надо найти, чтобы кто-то внёс, но приняты они будут только тогда, когда будет какое-то консолидированное мнение экспертов в поддержку их и политиков.

И третий момент. Если говорить об этих поправках, тут нужно понимать, что, с одной стороны, очень радикальные поправки предлагать нельзя, в общем, нельзя перед самыми выборами резко менять институты.      

Но, с другой стороны, концепция законопроектов достаточно широкая, и можно в них как бы добавлять какие-то моменты, если, так сказать, и есть как бы по ним уже достаточно выработанные позиции.

Значит, теперь, что касается, конкретно у меня восемь направлений, значит, этих поправок, которые я хочу предложить.

Ну первое направление, значит, это обеспечение возможности избирателей голосовать по месту нахождения и с одновременным исключением возможности многократного голосования, то, что уже как бы есть частично в этих проектах, и по этим вопросам мы работаем сейчас с ЦИКом, как бы я надеюсь, что будет выработана какая-то общая позиция.

Значит, второй момент, значит, снятие ограничений на наблюдение, которое тоже частично есть в этом законопроекте, и здесь, на самом деле нужно просто это двигать дальше, потому что они предлагают снять ограничения на президентских выборах, почему-то не затрагивая другие выборы, плюс есть еще ряд мер по защите прав наблюдателей.

Ну и опять-таки ограничения по СМИ, которые были сделаны в прошлом году, в этом проекте не затрагиваются, а их тоже желательно снимать.

Значит, третий момент, который я бы назвал дебюрократизация процессов регистрации кандидатов, о которых уже и здесь говорилось не раз, ну опять-таки в проекте есть там ситуация с подписями, когда не нужно там, не всегда нужно все реквизиты указывать, о чем было много уже, так сказать, практики в прошлом году, но опять-таки вот подоспело решение Конституционного Суда от 13 апреля, и его было бы желательно реализовать для выборов региональных, потому что могут быть те же самые проблемы.

Проблемы, которые в прошлом году, и тоже связанные, в том числе и там с РПСС, и с Обуховым, проблемы, Торло, проблемы донесения документов, значит, недостающих, это тоже можно было бы попытаться как-то отрегулировать вот прямо сейчас.

Значит, четвертый момент, значит, здесь я обращаю, ну он такой, он и политический, но он и юридический в том числе, это ситуация с требованием регистрации кандидатов на президентских выборах, когда от одних требуют 100 тысяч подписей, от других 300 тысяч подписей, никаким образом, значит, это, эта дифференциация необоснованной и обоснованной быть не может, и это будет фактически мина под легитимность президентских выборов.

И здесь уже, значит, депутат Журавлев говорил, и представители "Родины", вообще говоря, идея мне кажется разумной, когда мы приравниваем голоса к подписям, и поэтому, скажем, если требовать 300 тысяч подписей от кандидатов, то надо освобождать от сбора подписей кандидатов от тех партий, которые получили на выборах в Госдуму больше 300 тысяч голосов. Мне кажется, это было бы вполне разумное предложение.

По поводу единого дня голосования, понятно, что как бы я за то, чтобы его совсем отменить, но сейчас, вот на данном этапе, мне кажется, еще можно побороться за сдвиг его на третье воскресенье октября, ну хотя бы на тех основаниях, что в 2012 году выборы были 14 октября, и если мы на 15 октября его сдвинем, то, значит, как раз все эти органы проработают свой пятилетний срок.

По смягчению муниципальных... Опять-таки, конечно, можно было бы, можно, нужно думать о  серьезной реформе или отмене муниципального фильтра. Сейчас я бы предлагал только его смягчение, скажем, с 10 процентов до 5, три четверти можно заменить на половину, и снять запрет подписываться больше чем за одного кандидата.

Ну и также, вообще говоря, нужно добиваться уменьшения требования подписей, потому что есть у нас рекомендации Венецианской комиссии, не больше одного процента, значит 3 процента - это явно избыточно.

Ну, значит, сроки обжалования итогов голосования установлены в 10 дней, вот мы как бы... В результате получается, что когда там через 10 дней обнаруживаешь совершенно очевидные ляпы в протоколах, они получаются отлитыми в граните, уже никак нельзя их изменить, даже если все участники выборов этого хотят.

И ещё один момент. Это связанный с запретом быть членами избирательных комиссий для лиц, имеющих вид на жительство в другом государстве или гражданстве иностранного государства. Но по поводу вида на жительство, есть решение Конституционного Суда от 2010 года, которое до сих пор не реализовано и здесь нужно всё-таки настаивать на его полной реализации. И ещё есть в этом практический вопрос, потому что из-за этих запретов на зарубежных участках фактически невозможно сформировать полноценные комиссии, а это влечёт в дальнейшем к тому, что многие граждане желающие проголосовать за рубежом просто лишаются такой возможности. Но вот вкратце вот так и я, так сказать, приглашаю к обсуждению этих вопросов, в том числе и на "круглом столе" 27 апреля.

Председательствующий. Спасибо, Аркадий Ефимович, за краткость и за высокую содержательность.

Максим Анатольевич, только если очень кратко, потому что тут реально у нас ещё два выступления. Хотелось бы всё-таки чтобы всех выслушать коллег. Хорошо?

         М.А. Да, Аркадий Ефимович, с уважением всегда отношусь к вашим инициативам. Вы с Андреем Юрьевичем Бузиным всегда очень детально рассматриваете вопросы. Но у меня вот один момент возникает. Я случайно хожу тут с одним и тем же блокнотом по всем встречам и вот, собственно, поднял те темы, которые мы с вами обсуждали на "круглом столе", которые мы с вами обсуждали на заседании Центральной избирательной комиссии. В связи с этим хочу задать такой же вопрос как Алексею Александровичу Журавлёву. Я знаю ваш глубокий академический подход. Я знаю о ваших замечательных с Бузиным наработках. Где законопроект?

                   . Например, избирательный кодекс просто...

                   . Нет, нет. Подождите. Давайте вы сейчас не про избирательный кодекс. Вы обсуждали. Вы действительно сейчас подняли те вопросы, которые уже очень давно обсуждаются, но, как известно, хорошо поставленный вопрос долго стоит.

                   . Всё, я отвечаю сходу. Значит поправки я сделаю до 12 мая как требование. Вопрос только в том, кто их внесёт и кто их будет отстаивать.

Председательствующий. Спасибо. Максим Анатольевич, фиксируйте, пожалуйста.

                   . Потом будете требовать отчёта. Так, коллеги, время неизбежно заканчивается у нас. У меня сразу такое краткое предложение.

Председательствующий. Спасибо, что научите меня жизни, Максим Анатольевич. В следующий раз не приглашу к чёртовой матери. Шутка. Что хочу сказать, коллеги? У нас очень  много тем открылось актуальных, которые надо обсуждать отдельно. Да? И, соответственно, у меня возникла идея. Давайте под каждую тему будем просто проводить отдельное, но очень короткое мероприятие на час-два буквально. Уголовный отдельно, интеллектуальная собственность. Вот такие коротенькие мероприятия можно чаще. Это вкратце.

Теперь хочу предоставить слово для доклада и небольшой презентации издания Заславскому Сергею Евгеньевичу.

(Микрофон отключен.) 

Председательствующий. Да, коллеги, ещё одна площадка для обсуждения, пожалуйста, и публикации.

Так как у нас буквально 10 минут осталось, хочу предложить слово для доклада Комбарову Кириллу Юрьевичу с докладом об актуальных проблемах практики применения.

Комбаров К.Ю. Здравствуйте, коллеги! Дамы! Господа!

Я буквально в двух словах. Тут уже господин Митин затронул очень интересные темы, как раз связанные с практикой применения законодательства о выборах. И буквально в двух словах, дополняя, и в оправдание деятельности уже надоевших электоральных юристов  скажу, что проблемы, с которыми сталкиваются правоприменители, дополнительно усугубляются объёмностью нормативно-правовых источников. И средства обеспечения избирательных прав, и процедуры организации и проведения выборов стали регулироваться настолько подробно, что, по мнению ряда специалистов и учёных, уже давно... И следующий этап будет - исключительно кодификация избирательного права России.

В своей деятельности правоприменители должны руководствоваться не только 67-м Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав...", но и прочими специальными законами, законами субъектов, отдельными федеральными законами. И не только потому, что отдельными федеральными законами и законами субъектов могут устанавливаться гарантии избирательных прав, дополняющие гарантии, установленные в 67-м федеральном законе, но и потому, что порой мы можем столкнуться с противоречиями в указанных актах.

Так, на выборах депутатов Государственной Думы прошлого года мы столкнулись с тем, что в пункте 2 статьи 69 20-го Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы..."... И это по сей день указано там, что при проведении предвыборной агитации запрещается проводить льготную распродажу товаров, бесплатно распространять любые товары (внимание!), за исключением агитационных материалов, которые специально изготовлены для избирательной кампании. В то же время пункт 2 статьи 56 закона "Об основных гарантиях избирательных прав..." говорит о том, что исключением являются печатные материалы, в том числе иллюстрированные, и значки, специально изготовленные для избирательной кампании.

Такое противоречие, несмотря на то, что статья 1 67-го федерального закона говорит о том, что в случае противоречия мы должны пользоваться именно нормами закона "Об основных гарантиях избирательных прав..."... Данное противоречие породило настоящий бум в регионах. По крайней мере, беру на примере  Краснодарского края, когда нередко всплывали сообщения о распространении футболок, то есть которые... ручек, магнитов, которые действительно, по сути, грубо нарушали положение, положение закона "Об основных гарантиях избирательных прав...". Но здесь в данном случае последствия... Ну, не последствия, а...

Если говорить о решении проблемы, то данная проблема нивелируется всего лишь внимательностью и скрупулёзностью юриста, работающим на определённых выборах в том или ином регионе, потому что есть вероятность... несмотря на малую вероятность и учитывая принципы создания избирательного законодательного в субъектах, не исключено, что подобные противоречия всё-таки могут быть нами встречены и в будущем в действующих законах каких-либо регионах.

Касаясь проблем иного характера, также хотелось бы акцентировать внимание на несовершенстве законодательства о выборах в рамках выявления и пресечения нарушений, допускаемых избирательными объединениями и кандидатами в период подготовки и проведения выборов, таких как использование своего служебного положения кандидатами, что, разумеется, обуславливается сложностями выявления самих фактов этих нарушений и преступлений и преступлений, связанных с подкупом избирателей, опять  же ввиду высокой латентности данной категории преступлений.

Ну и напоследок мог бы, наверное, сказать о том, что не рискну утверждать, что многие кандидаты или избирательные объединения прибегают к тем или иным грязным технологиям, которые не способны выявить и пресечь нынешние уполномоченные на то органы, но сам факт наличия возможности, дозволение безнаказанно использовать грязные технологии субъектами избирательного процесса, говорит о необходимости дальнейшего развития избирательного права и процесса. При этом полагаю, что само по себе ужесточение тех или иных процедур в рамках выборов не совсем целесообразно в связи с тем, что в последнее время мы наблюдаем выработку, так называемого механизма по взаимному контролю кандидатов...

Председательствующий. Кирилл, время. Завершите, пожалуйста.

                   . Всё. Спасибо.

Председательствующий. Коллеги, ещё раз говорю, желающих выступить очень много, времени совсем у нас нет. Вот ещё буквально два выступающих, только большая просьба, так как мы в формат докладов уже не вписываемся, отделаться короткими репликами.

                   . (Не слышно.)

Председательствующий. Да. Поэтому пять минут, у нас буквально по одной минутке. Хорошо?

Максим Анатольевич Прокофьев и Олег Анатольевич Молчанов.

Максим Анатольевич, давайте.

Прокофьев М.А. Коллеги, тема доклада была развёрнута, подготовлена и касалась той самой поддержки избирателей на выборах, вот её подняли представители партии "Родина", Владимир, в своём докладе.

Я знаете, что скажу? Мы с вами эти вопросы обсуждаем из мероприятия в мероприятие: судимость, муниципальный фильтр, подписи, - бессмысленно это делать. То есть обмен мнениями, тусовка, значит, извините, там какое-то кормление личных там амбиций - это всё здорово, это всё замечательно, но это всё не работает. Никто не меняет в этой части закон. Мы, как говорили про муниципальный фильтр, это года три назад, так на том уровне же всё и осталось.

Но вот, смотрите, с муниципальным фильтром получается достаточно интересная сейчас ситуация. Вот я считаю, что существующая модель муниципального фильтра и те законы, которые сопровождают и обеспечивают деятельность этого муниципального фильтра, вот сейчас власть себя этими норами загонит в угол. Объясню почему. Вот очень плохо, что Алексей Александрович Журавлёв ушёл. Я периодически отслеживаю вопрос голосования, кто как голосует. Смотрите, не будем углубляться в то, что такое муниципальный фильтр, какие его плюсы, какие минусы, все знают, все уже об этом говорили неоднократно. Но вот смотрите, в декабре была инициатива президентской администрации по поводу усиления роли губернатора в части ответственности муниципальных служащих, в частности, депутатов и глав за то, что они ненадлежащим образом отчитались за свои доходы и за своё имущество. Все знают эту инициативу? Она достаточно широко обсуждалась. Каким образом это работает? А всё очень просто: в апреле-месяце депутаты муниципальные и главы сдают свои декларации, за май это всё просматривается и, поверьте мне, собственно, кому я объясняю, все практикующие юристы, найти несоответствия, тем более в сведениях о доходах и имуществе, не представляет никогда никакого труда. Вот сегодня с коллегами обсуждали этот вопрос, это не проблема.  А дальше на период с июня по июль депутат или глава просто ставятся в обстоятельства, вернее, ставятся в условия, когда он не может самостоятельно принять решение относительно поддержки того или иного кандидата на губернаторский пост.

         То есть он является зависимым лицом. Вот теперь давайте подумаем, вот о чём, а что нам вот в этом делать? То есть мы все такие замечательные, сидим, в этом разбираемся, приводим судебную практику, доводим до Конституционного Суда? Нет, друзья, эту ситуацию сейчас нужно доводить до абсурда, а для этого, вот то, о чём мы сейчас говорим всегда, нужно ввести один принцип, другой принцип.

         67-й федеральный закон, когда он был принят в 2002 году, он содержал действительно большое количество шероховатостей, но огромной заслугой данного закона было то, что были введены основополагающие принципы, выстраданные, замечательные, осмысленные принципы.

         И вот сейчас вопрос весь в том, чтобы просто следовать этим принципам, что лежит в основе представительной демократии? В основе представительной демократии лежат обстоятельства передачи избирателям полномочий к депутатам.

         Так вот теперь давайте зайдём с другой стороны: если (секунду) определённое количество избирателей приходят к своему депутату и говорят: дружище, а мы вот страшно хотим, чтобы ты поддержал на муниципальном фильтре вот этого кандидата. Вот это, кстати, тоже это технологический больше вопрос, не юридический, что будет делать депутат?

         С одной стороны, у него Дамоклов меч в виде дубины губернатора, в виде возможностей того, что он может утратить свои полномочия. А, с другой стороны, избиратель.

         И вот  тут требуется системное видение права. Почему? Потому что избиратель, вот сейчас ещё один законопроект "висит" на обсуждении в Госдуме, извините за ... лексику "висит", обсуждается в Госдуме - это исполнение депутатом своих наказов. И если депутат свои наказы не исполняет, то, соответственно, к нему может быть применена процедура отзыва депутата.

         Так вот, извините, а отзыв, который в период срока полномочий, он же ведь тоже должен учитываться? Поэтому, вот я считаю, что именно такими методами, вот снизу, что называется, работая в поле и в избирательных кампаниях, бессмысленно совершенно доказывать там свою нужность кандидатам, избирательным объединениям, надо делать.

         Вот мы каждый раз встречаемся и говорим...

         Председательствующий. Спасибо большое. Максим Анатольевич, эта тема безбрежная. В следующий раз больше время дадим.

         Олег Анатольевич, вот одно слово буквально, одно слово.

         Молчанов О.А. Спасибо. 

         Мы сегодня целый день готовимся к прошедшей войне, как хорошие генералы. Сейчас в Государственной Думе обсуждается время поправок ко второму чтению, законопроекта Клишаса, я думаю, что есть некоторые вещи, которые могут быть приняты уже вот в виде, в качестве этих поправок, потому что власть в них-то заинтересована.

         В первую очередь это те мероприятия, которые позволят гражданам России, большему количеству граждан России проголосовать на президентских выборах в марте. То есть сейчас у нас порядка от 8 до 10 миллионов человек, избирателей, не могут проголосовать на выборах, даже если они очень захотят.

         Это вахтовики, потому что выборы у нас в тёплое время года, а они улетают на Север, там ..., это 4 миллиона граждан, проживающие за рубежом, вдали от посольств, они туда не поедут. Это огромное количество людей, кто живёт не по месту своей прописки, а живёт далеко оттуда и там, где нет развитой избирательной системы - это касается районов Крайнего Севера и так далее, и тому подобное.

         Мы уже готовили конкретные предложения, насколько я знаю, они есть у депутатов. Хотелось бы, чтобы эти предложения всё-таки прозвучали и были приняты. У меня сейчас нет времени для озвучивания этих предложений. Например, большее развитие удалённого голосования, в том числе создание ... центра специального, где будут приняты те же системы  верификации избирателя, как существуют на сайте госуслуги, к которым граждане, судя по опросам, вполне доверяют, и те системы верификации, которые применяют банки при Интернет-банкинге. Потому что люди им тоже доверяют. Когда они со своего телефона покупают квартиру и платят огромные деньги, они очевидно доверяют этому плательщику, этой системе.

Также они будут доверять этой системе при голосовании. И это позволит огромному количеству людей, которым трудно, сложно или просто не очень хочется идти на выборы, всё-таки принять участие в голосовании, а чем больше людей примет участие в голосовании, тем выбор народ будет более ясен, чёток и никто не сможет его даже в таком публично-эмоциональном фоне обсуждать или как-то ограничивать.

Председательствующий. Спасибо большое.

Коллеги, собственно говоря, продуктивно пообщались. Максим Анатольевич, как обычно недоволен тем, что мы продуктивно пообщались, считает, что это отвратительно, нужно не общаться, а дело делать. Я с ним частично согласен. Это не вопрос для дискуссии, Максим Анатольевич. Коллеги, сейчас смотрите, какое предложение - на втором этаже пойти коллективно сфотографироваться на фоне герба Российской Федерации всем, так сказать, коллективом. Первое.

Второе. Напоминаю, что у Сергея ... Фадеева есть, если книги останутся, с автографом можно получить. Соответственно, меняйтесь контактами, общайтесь. Велась трансляция в  "Facebook", собственно говоря, прямая, можно тоже всё это посмотреть. Все доклады, если авторы не против, я опубликую в наших группах профессиональных для распространения, чтобы можно было ими пользоваться, дальше общаться. Будем дальше проводить наши дискуссии. Спасибо огромное всем за участие, особенно из регионов, кто смог приехать, найти время. Считаю наше мероприятие законченным, с чем, собственно говоря, всех поздравляю вас. Спасибо.

(Аплодисменты.) 

Россия (выбран сейчас)
Россия
Россия Архангельская область Белгородская область Брянская область Волгоградская область Вологодская область Воронежская область Ивановская область Иркутская область Кабардино-Балкарская Республика Калужская область Кемеровская область Кировская область Костромская область Краснодарский край Красноярский край Курганская область Курская область Ленинградская область Липецкая область Москва Московская область Мурманская область Омская область Оренбургская область Орловская область Пензенская область Приморский край Псковская область Республика Башкортостан Республика Дагестан Республика Коми Республика Крым Республика Марий Эл Республика Северная Осетия - Алания Республика Татарстан Республика Хакасия Самарская область Свердловская область Севастополь Смоленская область Ставропольский край Тамбовская область Тверская область Тульская область Тюменская область Удмуртская Республика Ульяновская область Хабаровский край Ханты-Мансийский автономный округ Челябинская область Чувашская Республика Ямало-Ненецкий автономный округ Ярославская область
Регистрация на сайте
Введите рабочий e-mail адрес так как вам прийдется подтвердить регистрацию.
Минимальная длина пароля - 6 символов. Максимальная - 12 символов.
Укажите пожалуйста реальные имя и фамилию.
Любое слово, например Ivan, Patriot, Наблюдатель и т.п.
Дата рождения
Мы гарантируем, Ваши персональные данные не будут передаваться третьим лицам.
Вход через социальные сети
Авторизация
Сообщить об ошибке
Восстановление пароля
Введите e-mail адрес указанный при регистрации, на него мы вышлем новый пароль.